Мик Рок. Статья из Bowie Style

Фотографии Мика Рока в хронологическом порядке передают самый напряженный период 1972го-1973го годов, когда Ziggy Stardust и Aladdin Sane господствовали на сцене. Он был единственным человеком с камерой, допущенный во внутренний мир Боуи на всём протяжении этой эры.

«Что первое бросается в глаза — это как он смог создать себя, создать эту необычность стиля. Моя любимая фотография с ним — сцена с гитарой Мика Ронсона, эта фотография была помещена на развороте Melody Maker, так что её видели все, и это сильно помогло нам. Когда я познакомился с ним, в феврале 1972го во время ранних выступлений Зигги Стардаста, образ Боуи был сильно отличен от того, чем он стал в конце, когда всё стало архе-сложным. У него была лишь прическа. Но и тогда волосы были светлее, более натуральный их цвет, но уже скоро они стали рыжими, какими мы их знаем и любим».

«Несомненно, он поймал дух времени в интересном свете. Дэвид очень ярок, но также и потрясающе интуитивен к людям и идеям. Летом, после исчезновения Зигги, он продюсировал Лу Рида и Mott The Hoople, помогал Игги. Он очень быстро стал влиятельным, не только в рок-н-ролле, но и в культуре в целом. Нельзя сказать, чтобы он планировал всё это; это было силой природы. Дэвид очень трезво размышляет, и всегда так делал, даже в самые тяжелые минуты». «Что-то произошло с ним в то время, когда мы познакомились, и это отразилось на всем его окружении, и на мне тоже. Я оформлял альбом Pin Ups, сделал клипы к песням „John, I'm Only Dancing“, „Life On Mars?“, „Space Oddity“ и „The Jean Genie“. Временами я становился похожим на Геббельса! Дэвид шел очень прочувствованным путем, потому и вдохновлял других. Думаю, и сейчас о „Transformer“, „Raw Power“ и „All The Young Dudes“ говорят как о самых ярких альбомах в карьерах этих трех групп. Дэвид был центробежной силой, вокруг которой вращалось то волшебное время».
«Всё было создано на очень маленьких средствах с дымом и зеркалами. Редко тратилось много денег, во всяком случае, в начале. Иллюзия состояла в придумывании образа звезды, который выглядел и выступал как звезда, и, в конце концов, он стал ею. Марк Болан был находчив и сообразителен, и он оказался в этом мире первым, но у него не было дальновидности и силы, что есть у Дэвида, не было подобного интеллекта. У Дэвида великолепная музыка и видимая привлекательность; он был забавно очарователен. В конце концов, думаю, это переросло все самые дикие его мечты. Он пел о жизни звезды, до того, как стал ею; это всё об альбоме Ziggy Stardust. До этого никто не проявлял интереса, особенно в Англии. Вот почему Hunky Dory был создан в Америке».
«Фото сессии все были очень разными. У меня есть несколько великолепных сценических снимков, он всегда выглядел потрясающе. Вообще-то, я был не слишком хорош в создании концертных фотографий, поскольку практически не занимался ими до Дэвида, но, благодаря нему, я набил руку и в этом деле. На концертах он вел себя так стилизовано, что снимать его было очень интересно. Это как смотреть в калейдоскоп; он постоянно менялся на сцене».
"Щелкать фотоаппаратом приходилось очень быстро. Было очень мало времени; всё находилось в движении, все изменялось и переплеталось, главное было — действовать в темпе, по интуиции. Причина была не в контроле внешнего имиджа. Просто был порядок, что фотографам нельзя находиться в зале, а потому им хотелось попасть туда куда сильнее! Думаю, он был первым, кто захотел играть в эту игру, стать частью этой игры. Я был эксклюзивным фотографом, потому что больше никто в те времена не был в этом заинтересован. А когда все изменилось, вышло, что «только Мик Року дозволено фотографировать его». И это хорошо работало.
«Я не был предупрежден о снимке, который был снят в Oxford Town Hall в июне 72го (Боуи с гитарой Ронно). Я был в передней части сцены, и когда повернулся к нему, Дэвид сделал это. Помню, как он, уходя со сцены, спросил у меня: „Ты снял это, снял?“ Не знаю, было ли это спланировано или спонтанно, но он всегда был способен сделать шаг, становившийся прорывом. В тот момент так и произошло!»
«Я проявил снимки следующим утром и принес их в офис GEM. Дэвид с Тони выбрали наиболее понравившийся снимок и распечатали его. Они оба знали, что это то, что надо. Они купили страницу в Melody Maker и пустили фотографию, как фанатский плакат. Вспоминая этот снимок, приходят в голову и Джими Хендрикс, зажигающий со своей гитарой, или Пит Тауншенд, разбивающий её. Дэвид должен помнить эту фотографию как ключевую в своей карьере. Несомненно, она произвела драматическую и спорную реакцию».
«Андрогинность была в моде, и бесспорно, Дэвид был лучшим тому примером. Она была врожденной частью его сущности. К слову будет сказано, что Дэвид — парень, в полном смысле слова, — я знаю очень многих девушек, спавших с ним! Но он любил выступать в образе английского школьника-сорванца, устраивать игривую возню. Вы не найдете такого в Америке; это очень по-английски. Он осознал этот образ, и теперь это стало частью его».
«Он любил камеру, когда это не было этичным. Дэвид дает то, что вы хотите, он создан для этого. Мне нравилось работать с ним, но мне не позволялось работать с Марком Боланом, потому что они с Дэвидом не разговаривали в то время. Марк просил меня сделать ему снимки, ему хотелось утереть нос Дэвиду! Когда они были моложе, долгое время они были близки, пока что-то пошло не так. Когда Дэвид стал известен, он почувствовал себя выше Марка».
«Он всегда занят чем-то, даже сейчас. Никогда не сидит на месте; у него неисчерпаемый запас энергии. Он всё ещё под контролем своего стиля, но такова его судьба. Он был равнодушен к бизнесу, а сейчас стал увлекаться им. Однажды он выучился всему, не прочитав, как это делается, он учился на своих ошибках».

перевод Crow

  • facebook Рекомендовать на Facebook
  • twitter Поделиться в твиттере
  • vkontakte Поделиться в контакте
  • rss Подписаться на комментарии
  • bookmark Добавить закладку в браузер

Оставить комментарий


Клуб любителей британского рока - rockisland