Говорит Брайан Джонс

Brian Jones

Rolling Stones Monthly
№ 14, 10 июля 1965

говорит брайан джонс

Как я уже говорил, для меня всегда очень важно установить личный контакт со всеми вами, с людьми, благодаря которым прославились Роллинг Стоунз. Я всегда получал огромный кайф от встреч и разговоров с людьми... от чтения писем, которые мне приходят. На самом деле, я жалею, что у нас сейчас слишком мало времени, чтобы отвечать на все поступающие вопросы.

Но при этом я замечаю, что многие из этих вопросов касаются одних и тех же тем. Большую часть поклонников, похоже, интересуют одни и те же вещи. Так что я пользуюсь возможностью ответить на них прямо сейчас. Это неплохой шанс убить несколько хайцев одним камнем — если вы простите мой каламбур! Но пожалуйста, не забывайте, что здесь я выражаю только СВОЕ мнение.

Многие задают вопрос о путешествиях и гастролях. Путешествует мы по большей части по работе — и нередко можно слышать, как музыканты и певцы жалуются, что сыты по горло постоянными разъездами.

Я сразу скажу, что ездить на гастроли люблю. Мне интересно повидать разные страны и встречаться с разными людьми. Мне нравилось ездить по Британии. Теперь, когда в расписание включен весь мир, стало еще лучше.

Я думаю, одна из самых симпатичных стран — это Австралия. Там приятно, свежо, много места. Правда, это странная смесь между современностью и невозделанностью. Мы очень здорово там отыграли, и было очень полезно послушать разные теории о музыке от поклонников-"антиподов". Также очень интересным показался мне Гонконг. Там можно много всего посмотреть, и попадаются весьма странные персонажи.

И Япония. Ну, это абсолютно другой мир. Странная вещь. Когда читаешь обо всех этих местах в учебниках географии, это просто названия на карте. Мне кажется, они не впитываются до тех пор, пока сам не побываешь в разных странах.

Конечно, музыка сегодня везде примерно одинаковая. Поэтому нам так и повезло. Многим ли людям платят за то, что они ездят в разные страны, чтобы делать то, чем им действительно приятно заниматься?

Я еще не упоминал Америку. Мне всегда хотелось поехать в Штаты. Меня привлекала не столько сама страна... сколько сознание того, что там живет столько великих музыкантов, которых я всегда считал своими кумирами. Великие блюзмены, которых я слышал только на пластинках... это было самое интересное.

Но теперь я постепенно привыкаю к Америке. Внезапная перемена темпа жизни и масштаба меня уже не беспокоят. Особенно мне нравится, например, Нью-Йорк. Теперь я в нем разбираюсь. Куда пойти, чтобы послушать самых лучших музыкантов; где можно хорошо поесть; где купить новую одежду, пластинки. Такое место, как Нью-Йорк, по первому разу может показаться страшноватым. Но теперь, когда у меня там много друзей, все в порядке.

Должен признаться, Лондон меня тоже поначалу пугал. Я столько слышал про его темную сторону, про тусующихся повсюду придурков, что понадобилось время, чтобы привыкнуть к его скоростям. Но раз уж мне хотелось быть в центре событий, просто нельзя было не влиться в Сохо. Вскоре он стал частью моей жизни. Я почувствовал себя как дома. А теперь то же самое происходит в Нью-Йорке. Теперь я знаю, куда пойти в гринвич Виллидж, с кем встречаться, где посидеть.

Но меня постоянно спрашивают, люблю ли я до сих пор Британию. Конечно, люблю. Потрясающая страна. У меня есть любимые места, где я могу, как говорится, уединиться. Я люблю срываться с места и уезжать в Девон или Корнуолл, или на Нормандские острова, устраивать себе маленькие каникулы. Чем я занимаюсь в свободное время? Ну, если оно действительно свободное, то я люблю кататься верхом или плавать... желательно с остальными членами группы.

Поскольку я стал, можно сказать, «кругосветным путешественником», люди спрашивают, не изменилась ли моя позиция. Это, на самом деле, сложный вопрос. На него пусть лучше кто-нибудь другой ответит. По-моему, если человек путешествует, его позиция не может хоть как-то не измениться. Я не говорю о личных отношениях. Я говорю об отношении к остальным вещам. Когда видишь так много разных вещей и встречаешься со столькими людьми, горизонты становятся шире.

То же самое происходит, когда добиваешься какого-то успеха. Можно, естественно, по-прежнему относиться к старым друзьям, но нельзя не ценить новые вещи. Я такой же человек, как и все.

Теперь, что касается моих музыкальных вкусов. Мне действительно льстит, когда меня спрашивают о моем мнении в вопросах музыки, учитывая, что не так давно до нас никому не было никакого дела! Но все-таки, говоря о поп-музыке... сейчас в ней определенно меньше энергии. Правда, при этом происходит много всего: большое разнообразие, сильная конкуренция между теми, кто сейчас на вершине. Я думаю, возможен вариант, при котором мы приблизимся к американскому подходу. То есть, к большему объему продаж альбомов. Там люди покупают либо альбомы, либо синглы... либо одно, либо другое. В Британии тоже повышаются продажи альбомов, и это важная тенденция.

Кажется, некоторых удивляют мои личные музыкальные вкусы. Похоже, они считают, что если человек играет в каком-то определенном стиле, его больше ничего не интересует. Лично мне в принципе нравится поп-музыка — я знаю, это очень широкое понятие. И есть много такого, что мне вообще не нравится. Но я не могу принижать откровенный поп, потому что меня в нем очень многое привлекает, не важно, в стиле это Роллинг Стоунз или нет.

Конечно, мне очень нравится американская черная музыкальная тусовка. Именно она вдохновляла меня изначально, и сейчас, когда я познакомился с лучшими звездами американского блюза, я еще больше его полюбил. Наверное, невозможно узнать об этой музыке ВСЕ... но я настолько увлечен, что чертовски серьезно настроен постараться! Там я купил себе пачку пластинок разных муызкантов, в Британии практически неизвестных, и почти не снимаю их с проигрывателя.

Но мне нравится и классическая музыка, особенно композиции Баха и Генделя. Это вас удивляет? Конечно, я не слушаю ее все время, но ради разнообразия это очень приятно. Я помешан на органе и клавесине. Некоторые люди боятся в этом признаться, потому что считают, что покажутся занудами. Я не согласен. Я считаю, что вполне возможно любить самую разную музыку. Если вытеснить какой-то стиль, можно лишить себя массы удовольствия.

Поскольку мы выступали в самых популярных телепередачах в Америке и в Британии, мне стали часто задавать вот какой вопрос: в чем основная разница между ними? Это очень сложная проблема. Я думаю, что лучше всего ответить так: а Америке очень много самых разных передач, и они либо очень хорошие... либо очень плохие. Среднего подхода я не заметил. Но в Британии таких крайностей не встретишь. Большая часть передач здесь среднего уровня, они ни ужасные, ни прекрасные.

Ах да, еще — я большой поклоннтк научной фантастики. Я много читаю и хочу когда-нибудь попробовать сам написать такую книгу. Признаюсь, что одна из моих проблем — это набраться побольше уверенности в себе. Но когда-нибудь я ее напишу.

Музыкальные инструменты? В колледже я занимался на пианино и кларнете, а также учился играть по нотам. Я до сих пор могу играть по нотам, но недостаточно быстро, чтобы справляться со сложными сессиями, но когда-нибудь у меня будет лучше получаться. Я сам научился играть на гармонике и на гитаре, значит, я наполовину самоучка. Но то, чему я учился, часто оказывается полезно, значит, в колледже я не зря потратил время.

Теперь что касается саунда Стоунз. Я на самом деле не думаю, что ему кто-то сможет подражать. Полностью — не сможет. Мы хотим продолжать играть годами, что означает постоянно варьировать свой стиль, изменять подход к музыке. Однако попытки нас копировать существуют. Это нелегко, потому что мы вложили в группу очень много времени и сил.

Вот что забавно. В прошлом году я почти потерял интерес к гитаре. Она просто перестала иметь для меня значение. Я всем говорил, что гармоника приносит мне больше удовлетворения. Это сложно понять, но так оно и было на самом деле. Потом, всего пару месяцев назад, я снова взялся за гитару. И теперь не иогу оставить ее в покое — я играю для собственного удовольствия, по поводу и без повода.

Теперь о Стоунз. На сцене каждый из нас — личность. Мы не работаем по стандарту, не работаем рутинно. Некоторые группы каждое движение тщательно репетируют. Но только не мы. Каждое шоу получается совершенно новым, потому что мы не обсуждаем, как кто будет себя вести. Если бы мы занялись специальной организацией движений, объявлений, чего угодно, я думаю, это все испортило бы.

Вот, кажется, я и ответил на все вопросы, которые мне часто задают. Для нашего первого фильма уже готов сюжет. Переговоры в процессе, но главное в том, чтобы иметь подходящий сюжет, чтобы найти подходящего продюсера и режиссера. Но я могу намекнуть на то, что процесс идет. Если повезет, фильм должен пойти в кинотеатрах к рождеству или в начале 1966 года... и я даже могу сказать вам, что все мы ждем его с нетерпением. Особенно я!

  • facebook Рекомендовать на Facebook
  • twitter Поделиться в твиттере
  • vkontakte Поделиться в контакте
  • rss Подписаться на комментарии
  • bookmark Добавить закладку в браузер

Оставить комментарий


Клуб любителей британского рока - rockisland