Интервью со Стивом Марриоттом

Small Faces

Журнал Rave, май 1969, Кейт Элтем

перевод crow

интервью со стивом марриоттом

Расскажи, почему всё же ты решил уйти из Small Faces?

Когда начинаешь в группе вроде Small Faces, ты начинаешь играть для себя. Все очень дружны. Затем тебя выставляют в качестве главного ответчика группы. Неожиданно, тебя вырисовывают в виде кого-то особенного — ты «главный источник фанатских визгов года». Каждый раз выходя на сцену, ты исполняешь старые хиты — большинство из которых лучше бы забыть. Мне надоело быть самолюбивым фриком, или кем ещё меня считают. Мы перестали играть для себя. Пора было измениться.
Я не супер-музыкант, или что-либо в этом роде, я знаю, что с новой группой смогу быть лучше. Я делаю всё понемногу — пою, сочиняю, развлекаю и играю. Иной раз, это мешает мне совместить конечный продукт, который можно было бы сделать лучше с лучшими музыкантами.

У тебя в доме по крайней мере двадцать кошек и полдюжины собак, не говоря уже о гусях и утках снаружи. Отчего ты их так любишь?

Не знаю, чувак. Даже в детстве я обожал уток. У меня был утенок по кличке Гамильтон, он сидел у меня на плече. Никаких «агрономических» целей. Даешь им любовь и заботу, а они отдают свою, без всяких корыстных мотивов.

Всё началось со случая. Однажды мне достался кот, принадлежавший бывшей подруге. Его звали Вонючка Арфур. Потом я как-то раз зашел в магазин в Шепфердс Буш и купил там свою собаку, Шеймуса. Когда я познакомился с Дженни, у неё была собака Любовь, и мой Шеймус подружился с Любовью. Была ужасно тощая дальневосточная овчарка, которая выглядела такой больной и несчастной, что я не мог устоять. Животные — создания, я не заставляю их быть людьми. В смысле, какое животное в своем уме захочет быть завернутым в розовый пиджак, если у него есть своя прекрасная шуба? Свобода — это единственное, что я пытаюсь им дать, и еда. Зоопарки меня убивают. Нет ничего хуже, чем смотреть на огромную красивую шерстистую гориллу, кружащую по клетке в два ярда шириной. Вивисекция это ещё одна жуткая, на мой взгляд, вещь. Знаю, что есть веские причины ставить эксперименты над животными, но я не выношу этого. Это просто ужасно. Если бы мне попался хоть один вивисектор, я бы наверно его стукнул.

В течение лет вы были так успешны, почему вы не богаты?

Потому что мы всё потратили. Нет — мы много потратили. Мы никогда не знали цену деньгам, никогда нас это не волновало. Мы наверно никогда и не видели тех денег, которые должны были получать. Несмотря на несколько очень неприятных сцен, быть бедным это круто.

Сейчас ты стал более одомашненным, стал больше времени проводить дома — какие вещи, например по телевидению, тебя раздражают?

Немного раздражают вещи, вроде шоу Кена Додда и все эти шоу типа Палладиума. Они все на тему «Рабочего Досуга», не верю я им. Единственные передачи, которые я смотрю — это «Неприкасаемые» и фантастика вроде «Из Неизвестного», а, да, ещё сериал «Выживание». Спортом я не особо увлекаюсь.

Как ты считаешь — менеджеры стали отставать от современной культуры?

Хотелось бы работать с кем-то, кто будет вначале следить за тобой, а потом уже за собой, такого найти очень сложно. На мой взгляд, в их работе артист должен выступать до их личных интересов.

Как ты относишься к своим фанатам?

Я сам был фанатом — я был поклонником Бадди Холли. Хранил все его фотографии, и доставал все альбомы. «Фанат» — глупое слово. Я хочу, чтобы люди уважали меня за большее, нежели мое лицо. Если им нравится, что я делаю, нравятся мои песни, пусть лучше на этом остановятся. Мне не нужен «фан» клуб в принятом смысле слова. Если сам был визжащим подростком, знаешь, как это — иметь «фанатов». Мне кажется, нужно искать компромисс. Давай, но не требуй много.

«Ейлесев инсеп и овип» было всегда лозунгом Small Faces — ты всё ещё так считаешь?

Я никогда так не считал. Это противоположно тому, во что мы действительно верили. Это лишь то, что можно выкрикнуть. Фраза для того, чтобы быть в теме. Скорее лозунг для других, чем для нас.

Почему, как вы думаете, браки известных людей часто бывают неудачными?

Может потому что жене трудно привыкнуть к тому, что музыка для музыканта это смысл жизни. Она так часто встает на первое место, что жена чувствует себя отверженной. Это унижает женское достоинство. Просто нужно научиться жить с этим — невозможно бороться этим.

Жизнь — довольно серьезная штука, что в жизни вызывает у тебя смех?

Фрэнки Ховард, Томми Купер, Марти Фелдман, Питер Селлерс и Кит Мун. Мун — величайший в мире шут — он сам дьявол. Вонючие бомбы в щели между дверью, шланг трубопровода под дверью, книги над дверью. Гарантированно попасть в беду, если ты друг Кита.

Что пугает тебя?

В детстве я боялся Полицейского. Взрослые пугали тем, что грозились позвать его. Сейчас я немного даже жалею их. Некоторые их тех, кого я встречал — хорошие ребята, в смысле они в действительности не любят то, чем занимаются, но они просто не знают, как делать что-то другое. Наша Полиция лучшая в своем деле, в отличие от других стран, но давать Полицейскому пистолет — это как дать психу топор! Самолеты — это пожалуй единственное, что пугает меня сейчас. Люди не правы, говоря, что они не опасней машины или такси. Если ведешь машину, у тебя есть шанс — и ты за рулем. У меня был неприятный опыт полетов через Северный Полюс в шторм и с загоревшимся двигателем. Такие вещи породили мои страхи. После полета на самолете я полностью истощен. По мне, так лучше корабль.

Расизм — значит ли это что-то для тебя?

Это тупо, что можно сказать. Это глупо, с какой стороны на это ни смотреть. Например, Движение Черной Силы — они дураки, считая, что все белые люди — сволочи, и наоборот. Мне не важно, хоть человек фиолетовый, хоть красно-коричневый, красный, зеленый или бежевый. Человек есть человек, разве что некоторые больше чувствуют ритм!

Ребенком, ты начал карьеру с фильмов — ты когда-нибудь подумывал о возвращении в актерскую карьеру?

Нет, потому что никогда не был талантлив в этом. Большинство музыкальных звезд в фильмах нужны ради шуток, и рассматриваются серьезными актерами в этом аспекте — и вполне правильно на мой взгляд. Я хотел быть звездой — всегда хотел. Во всех моих ранних фильмах я просто играл самого себя. Для кого-то вроде Мика Джаггера это нормально. В смысле, давай Мик — продолжай, сын мой. Думаю, у него получится. Но не у меня.

И вопрос Уилфреда Пиклза: Если бы ты не был собой — кем бы ты хотел быть?

Ответ Уилфреда Пиклза — Реем Чарльзом!

Не видится ли тебе опасность в чрезмерном развитии поп-музыки — может ли она стать слишком заумной?

Конечно, может. Чувство — это самая главная вещь в творчестве любой группы. Когда люди совсем помешиваются на технике и электронике, им надо пойти послушать ранние альбомы Мадди Уотерса. Чувак играет на самой испорченной в мире гитаре, но с таким чувством, что это абсолютно неважно. Чувство — это самое главное.

  • facebook Рекомендовать на Facebook
  • twitter Поделиться в твиттере
  • vkontakte Поделиться в контакте
  • rss Подписаться на комментарии
  • bookmark Добавить закладку в браузер

Оставить комментарий


Клуб любителей британского рока - rockisland