Способ излагать суть дела

Steve Harley

1975

способ излагать суть дела

Зарождение Cockney Rebel в чем-то можно сравнить с Roxy Music. Организаторами обеих группы были их вокалисты, ни один из которых до той поры не занимался музыкой профессионально. Оба вокалиста с самого начала стали в своих группах бесспорными властелинами.

Более того, и Брайан Ферри из Рокси, и Стив Харли из Ребел пробили своим группам место в высшей лиге быстрее, чем можно было мечтать. Однако на этом сходство и заканчивается. Они играют совершенно разую музыку, а певцов со столь контрастными личностями найти непросто: Ферри, постоянно копающийся в себе с деланно-равнодушным видом, — почти прямая противоположность откровенно агрессивного экстраверта Харли.

Стив Харли начал зарабатывать на жизнь журналистом в лондонской газете. Сегодня он редко вспоминает те времена, и, несмотря на интересные впечатления, полученные от работы в редакции, он считает, что они совершенно не относятся к его музыкальной деятельности.

Он описывает свой характер как “тяжелую артиллерию”, относя это на счет перенесенного в детстве полиомиелита, после которого он остался с заметной хромотой. За эти годы, чтобы побороть чувствительность, он окружил себя панцирем самоуверенности, но он до сих пор не легко переносит шутки в свой адрес.

“Конечно, моя нога до сих пор заставляет меня держаться вызывающе, но без нее я не стал бы таким, какой я есть. У меня много причин быть готовым к драке, и если бы я вдруг обнаружил, что их уже не осталось, я не смог бы больше писать песни”.

Это, похоже, нам не грозит. Успеху практически не удалось его смягчить, а работа над песнями ведется весьма интенсивно. Он оценивает свой будущий актив в пятьдесят с чем-то песен на разных стадиях готовности.

В самом начале, еще при первом составе Cockney Rebel, Стива часто обвиняли в подражании другим музыкантам. Если это и походило на правду, то скорее по случайности. Он очень редко слушает пластинки других рок-исполнителей и еще реже ходит на концерты.

“Я практически не высовываю носа за дверь, только езжу на концерты и в студию звукозаписи, — говорит он. – Разве что иногда отправляюсь в магазин”.

Помимо группы и собственной музыки, в число своих интересов он включает девушек и хорошую еду, признаваясь, что ему очень быстро становится скучно. Параллельно выполнению своих музыкальных обязательств – записи, сочинение песен, концерты — он нашел время написать книгу (“о моей собственной жизни, я больше ни в чем так не разбираюсь”) и дебютирует на экране в немецком документальном фильме, где сравнивается музыка тридцатых и семидесятых годов. Для фильма ему необходимо было спеть несколько песен Марлен Дитрих в современной обработке, что его вполне устраивает, так как Дитрих – одна из тех, кого он называет своими кумирами. “Покажите мне рок-певицу, которая могла бы встать рядом с ней”.

Большинство музыкантов, которыми он восхищается, сделали себе имя много лет назад. У него не хватает времени на современников, а его открытые высказывания о других группах сослужили ему плохую службу во взаимоотношениях с прессой.

Первого состава Cockney Rebel хватило только на два альбома. По словам Харли, остальные члены группы изменились, поэтому совместная работа перестала им даваться легко. Возможно, остальные выразились бы иначе, но, в любом случае, в начале лета прошлого года группа распалась.

Позже он говорил: “После раскола мне поначалу было очень одиноко. Как будто кончился долгая любовная история, но оправился я достаточно быстро”.

Он очень быстро собрал новый состав Cockney Rebel, к которому относился с большим энтузиазмом. “Сейчас я работаю с музыкантами, мастерство которых меня восхищает, я просто в восторге”.

Новая группа сыграла дебютный концерт в “Рэйнбоу” осенью прошлого года. “Впервые, — говорит Харли, — не было никаких театральных эффектов, никаких костюмов, никто не пускал пыль в глаза. Я незадолго до этого гастролировал с прежним составом, поэтому необходимости в концертах не было. Но мне хотелось продемонстрировать людям – смотрите, у меня новая группа, вот как они играют. Только и всего”.

Лишь весной этого года новая группа объехала Британию с полномасштабным турне, и конечно, к этому времени уже был записан первый альбом нового состава – третья пластинка под именем Cockney Rebel.

Хотя скромность относительно своих творческих способностей, как ложная, как и естественная, не является отличительной чертой Стива, он считает, что как музыкант не представляет собой ничего особенного.

“В последнее время я пишу песни, сидя у пианино, а не играя на гитаре, как в начале. Я не так уж хорошо играю на этих инструментах, но с пианино мы в дружеских отношениях, а гитара меня злит.

Я не принадлежу к числу утонченных, изысканных гитаристов. Я из тех, кто рвет струны”.

Свою злость Стив использует как контролируемую силу. По его словам, перед концертами он специально доводит себя до бешенства, чтобы повысить уровень адреналина, что замечают окружающие и стараются держаться подальше. Так же происходит и с интервью – он слишком хорошо знает, что не всегда интересно читать содержание уютной часовой беседы, поэтому он зачастую позволяет себе разозлиться и преувеличивать.

“Я знаю, я склонен к преувеличениям, если бы люди верили половине того, что я говорю, у них сложилось бы обо мне совершенно неверное впечатление. Когда я пишу песни, всегда есть время выбросить все ненужное и оставить то, что я считаю важным. В разговоре этого времени нет, поэтому часто приходится утрировать, чтобы донести до читателей суть дела”.

По крайне мере с помощью музыки Стиву Харли удается изложить суть дела с необычайной ловкостью.

  • facebook Рекомендовать на Facebook
  • twitter Поделиться в твиттере
  • vkontakte Поделиться в контакте
  • rss Подписаться на комментарии
  • bookmark Добавить закладку в браузер

Оставить комментарий


Клуб любителей британского рока - rockisland