Cream

Глава 7.
Группы и исполнители

by lex

cream

Просуществовав немногим более трех лет, этот коллектив, стал одной из наиболее значимых единиц в роке шестидесятых. Соединив в своей музыке блюз, джаз и психоделический рок, став своего рода ступенькой от блюза к хард-року и прогрессиву, CREAM оказалась на полкорпуса впереди других коллективов и наряду с такими творческими единицами как BEATLES, BYRDS и MOTHERS OF INVENTION вырвалась в авангард прогрессивного рок-движения тех лет.

CREAM стала первой в истории рок-музыки супергруппой, то есть группой, все участники которой уже успели прославиться в других знаменитых коллективах. Эрик Клэптон (Eric Clapton) был до этого гитаристом в легендарной YARDBIRDS, а также успел потрудиться в «кузнице кадров британского блюза» — BLUESBREAKERS Джона Мэйолла (John Mayall). Басист Джек Брюс (Jack Bruce) и барабанщик Питер «Рыжий» Бэйкер (Peter «Ginger» Baker) работали в другой «кузнице» — BLUES INCORPORATED Алексиса Корнера (Alexis Corner), а так же в GRAHAM BOND ORGANIZATION.

Уже в GRAHAM BOND ORGANIZATION Брюс и Бэйкер успели стать врагами. Дело дошло до того, что Брюс был уволен из «организации» именно по настоянию «Рыжего» Бэйкера. Как гласит легенда, Бэйкер даже угрожал зарезать своего коллегу, если тот не оставит коллектив. Брюс всеми силами сопротивлялся. По его словам, Бэйкер, не являясь лидером коллектива, постоянно давил на обезволенного наркотиками Грэма Бонда, утверждая, что «Брюс портит звучание группы». Уволенный Брюс устроился к Джону Мэйоллу в BLUESBREAKERS, где и познакомился с Клэптоном, который был поражен его оригинальной техникой и творческим мышлением и предложил ему, отпочковавшись от Мэйолла, создать новую группу.

Однажды Бэйкер участвовал в одном из живых выступлений BLUESBREAKERS и после концерта подвозил Клэптона домой на своей машине. В процессе разговора выяснилось, что их планы на будущее весьма близки. Обоих не устраивало их нынешнее положение, оба хотели играть импровизационный электрический блюз в формате трио, и их взгляды на музыку совпадали вполне достаточно для того, чтобы они могли работать вместе. Вот таким образом и сложился состав будущего знаменитого трио. У Брюса и Бэйкера не было особого желания работать вместе, но Клэптон поставил перед ними условие, что проект состоится только в том случае, если состав группы будет именно таким. Бэйкер был вынужден принести Брюсу официальные извинения, тот оставил поп-группу Манфреда Манна (Manfred Mann), в которой успел поработать совсем недолго, и трио состоялось. Но все-таки отношения этих двух музыкантов всегда были исключительно сложными, что не могло не сказаться на судьбе CREAM.

Как бы там ни было, группа была организована и начала действовать. Клэптон подразумевал, что группа будет исполнять чистый блюз, по его словам планировалось что-то типа «Бадди Гайя с ритм-секцией», но воспитанные на джазе Бэйкер и Брюс придерживались несколько иной концепции. На первых же репетициях стало ясно, что группа готова выдать нечто большее, чем традиционный блюз, и Клэптон, с энтузиазмом воспринявший творческие идеи своих товарищей, изменил свои планы.

Появление первой в истории рок-музыки супергруппы широко (и, к сожалению, не всегда объективно) освещалось в прессе. Вокруг CREAM создавался нездоровый ажиотаж, ползли и множились слухи. Так же как и натянутые отношения внутри коллектива, это не давало поводов для оптимизма, порождало нервозность и дезориентировало публику.

Первое выступление CREAM состоялось 29 июня 1966 года в манчестерском клубе «Twisted Wheel», а через два дня последовало триумфальное выступление на престижном Шестом Национальном Фестивале Джаза и Блюза в Виндзоре. Группа появилась на сцене в заключительный третий день фестиваля. Клэптон откровенно признавался в интервью Record Mirror: «Мы были немного рваными в Виндзоре. Подождите пару месяцев, и все будет о'кей. Мы подготовили четыре хороших номера и несколько стандартов».

Первое время группа пыталась соорудить на сцене какое-то сложное концептуальное шоу с использованием кукол, животных и прочей подобной мишуры, но вскоре отказалась от этой затеи, так как (по словам Клэптона) «это не работало… мы были слишком увлечены музыкой, которую мы просто забывали из-за всех этих вещей».

После выступления в Виндзоре группа подтвердила успех 5 августа в «Cooks Ferry Inn» в Лондоне. Репортер Melody Maker так описывал это событие: «Восторженные крики во второй половине выступления нервировали их, и они сократили промежутки между номерами. Сольные номера Брюса, Клэптона и Бэйкера приводили аудиторию в экстаз, и она требовала еще и еще… Хотя CREAM все еще в экспериментальной стадии, они на пути к совершенству, которое будет не меньше, чем сенсацией». В общем, группа активно работала на сцене, сыгрывалась, готовила материал. Довольно-таки серьезное внимание было уделено лирике, и в качестве штатного участника коллектива был приглашен давний знакомый Бэйкера, поэт Пит Браун (Pete Brown) из группы PIBLOKTO!

Первый сингл группы «Wrapping Paper» был написан в соавторстве с Брауном. Слушатели были заметно обескуражены. Вместо жесткого и необычного блюза который они ожидали услышать (к моменту выхода сингла вокруг группы уже было поднято немало шума), им предложили обычную поп-песню, в целом неплохую, но довольно-таки тривиальную и далекую от блюза. И, что самое неприятное, совершенно нехарактерную для CREAM. Сингл достиг 34 места в британских чартах.

Неплохо для начала, но наша троица осталась недовольна таким результатом. По поводу амбиций группы, Клэптон довольно-таки откровенно признался в интервью журналу Disc And Music Echo: «Мы хотим делать деньги. Я работал слишком много за слишком малые гонорары. Думаю, за это время я заслужил этого». Скорее всего, именно это стремление и удерживало коллектив от распада, несмотря на все усиливающиеся центробежные тенденции. Под конец дело дошло до того, что во время гастролей музыканты даже останавливались в разных отелях, дабы при случайной встрече не перессориться окончательно. Но что самое удивительное, такое положение дел не сказывалось на музыке слишком отрицательно. Профессионализм, талант и опыт музыкантов давали возможность группе расти и творить даже в таких неблагоприятных условиях. Совершенно не умея ладить друг с дружкой в жизни, на сцене они отлично чувствовали партнера, играли четко и слаженно, грамотно импровизировали и составляли единое целое. Вот что сказал по этому поводу Клэптон: «У большинства людей сформировалось такое мнение о нас, как о трех соло музыкантах, конфликтующих друг с другом. Мы хотим отмести эту мысль и быть группой, которая играет вместе».

9 декабря 1966 года вышел дебютный альбом «Fresh Cream» и предварявший его сингл «I Feel Free / N.S.U.» Сингл занял 11 место в британских и 116 в американских чартах, а альбом добрался до 6 и 39 места в Англии и в США соответственно. Альбом представлял собой смесь авторского материала и блюзовых стандартов. Группа исполняла каверы на блюзовые стандарты тех лет, периодически уходя от прямой ритм-энд-блюзовой перефразировки к сложным инструментальным проходам, с репликами из импровизационного джаза и слишком смелыми для того времени гитарными соло. Авторский материал, полный новаторских идей и драйва, показывает троицу не только как блестящих исполнителей, но и как вполне достойных композиторов, причем ответственен за это в первую очередь Джек Брюс, как основной композитор группы. Богатый опыт, который приобрели музыканты в еще «докримовский» период своего творчества, дает о себе знать. Джазовая школа Бэйкера, творческий подход Брюса к своей, казалось бы, скромной профессии басиста, ну и конечно же виртуозная и зажигательная техника Клэптона не оставляют никаких сомнений — перед нами шедевр, достойный занесения в число лучших альбомов в истории рок-музыки, и одна из лучших (если не лучшая) пластинка середины шестидесятых. В отличие от большинства блюзовых пластинок, это уже именно работа коллектива, а не гитариста-лидера, и слепо аккомпанирующей ему ритм-секции. Здесь уже отчетливо слышны приемы, которые вскоре будут взяты на вооружение многочисленными исполнителями хард-рока и тяжелого блюза. Мощный драмминг, жесткая и энергичная гитара, периодически выдающая плачуще-воющие импровизационные соло, и экспрессивный вокал стали визитной карточкой группы, которой суждено было в ближайшем будущем обрести множество поклонников и последователей.

В феврале 1967 года CREAM совершила турне по Континентальной Европе, а затем был еще один сингл «Strange Brew / Tales Of Brave Ulysses», добравшийся до 17 места в Великобритании, а 13 августа 1967 года группа выступала на Седьмом Ежегодном Фестивале Джаза и Блюза, где имела ошеломляющий успех.

Вскоре произошло знаменательное событие, заметно сказавшееся на судьбе CREAM: продюсером группы стал Феликс Паппаларди (Felix Pappalardi). Будучи довольно-таки сильным и нетривиальным музыкантом (наиболее известное его детище — группа MOUNTAIN), он стал для CREAM чем-то большим, чем простой администратор. Участники трио, все как один, признавали ту значимую роль, которую он сыграл при работе над звуком, написании материала, да и вообще, в развитии концепции группы.

В августе 1967 года CREAM отправилась в свое первое американское турне. Группа произвела сенсацию. Журнал The San Francisco Chronikle сообщает: «CREAM — единственная рок-группа издалека, которая живет без рекламы». Time Magazine: «Самый большой музыкальный прорыв из Великобритании со времен BEATLES и ROLLING STONES». А вот слова Клэптона по поводу того тура: «Кажется, мы намного популярнее здесь, чем я думал. Я знал, что нас слышали в андеграунде, но все же я не представлял, что мы будем столь популярны.» (Из интервью в Melody Maker).

Турне началось с выступлений в Filmore West Билла Грэма (Bill Graham). Именно на этой концертной площадке музыканты CREAM начали увеличивать продолжительность своих номеров, иногда доводя их до 10-15 минут. Все пять ночей отведенных для выступлений группа, постоянно вызываемая на бис, быстро исчерпывала материал и вынуждена была повторяться, но аудиторию и это устраивало. В конце концов, Билл Грэм позволил группе играть, не ограничивая выступление какими-либо временными рамками. Вот его слова: «Продолжайте играть и делайте, как хотите. Если вы хотите играть „Spoonful“ до рассвета — играйте».

После серии концертов в Филморе, CREAM выступала в таких престижных залах как Whiskey Go Go и Psychedelic Supermarket, а закончила турне 15 октября в Grande Ballroom в Детройте. Во время турне группа делила сцену с такими корифеями сцены как PAUL BUTTERFIELD BLUES BAND, ELECTRIC FLAG и Gary Burton.

В ноябре 1967 года вышел второй альбом CREAM — «Disraeli Gears». Учитывая тот успех, которым пользовалась группа в Штатах, остается только удивляться тому факту, что там альбом вышел только спустя пять месяцев, после его издания в Англии. Все это время он был одним из самых востребованных импортных музыкальных продуктов в Новом Свете. «Disraeli Gears» очень быстро приобрел золотой статус, а музыкальные издания наперебой расхваливали его, отмечая существенный прогресс в развитии группы. Многие отметили ту роль, которую сыграли в процессе работы над альбомом Феликс Паппаларди и инженер Том Дауд (Tom Dowd).

Альбом продемонстрировал, что группа заметно подросла, хотя, казалось бы, куда уж выше? В музыке отчетливо стала проявляться психоделическая тематика, да и структура композиций стала сложнее и изысканней, что позволило квалифицировать стиль группы как «Progressive blues». То незначительное ощущение сырости материала и экспериментальности в ущерб музыкальности, которое присутствовало на первом альбоме, исчезло вовсе, и группа предстала во всей своей красе и величии.

Помимо того, что альбом просто хорош, он так же интересен с той точки зрения, что это очень смелая и новаторская для своего времени работа. Такая мощь и экспрессивность подачи материала были тогда еще в новинку. Вспоминает инженер Том Дауд: «Они были невероятны. Они делали запись на разрушительном уровне громкости. Я в жизни не видел чего-нибудь столь же мощного, и это было пугающе». Альбом послужил как бы ступенью от блюза к хард-року, который, всего через каких-нибудь 3-4 года станет одним из доминирующих на рок-сцене стилей.

Во время записи альбома группа была наиболее сплоченной. Вспоминает Клэптон: «Мы говорили на одном языке. Мы изобрели язык, на котором еще никто не говорил… Я думаю, крушение началось с того, что мы стали слишком популярны».

В то время как Дауд и Паппаларди были вполне близки группе по духу, босс Atlantic Records Ахмет Иртеган (Ahmet Ertegun), хоть и был энтузиастом своего дела и считался вполне искушенным руководителем, совершенно не понимал CREAM. Он воспринимал ее как группу Эрика Клэптона, а остальных участников трио он считал не более чем простыми аккомпаниаторами. Брюс и Бэйкер стали чувствовать, что из Клэптона пытаются сделать «звезду», совершенно забывая об их роли. Брюс, как вокалист и основной композитор группы, был особенно сильно обеспокоен этим. Он вспоминает: «Я написал вещи подобные 'Sunshine of your love' и 'White room', а Эстерган говорит: „Это бессмыслица. Все это психоделический бред, и вообще, петь должен не ты, а Клэптон, ведь ты всего лишь басист“. Это было странно и неприятно».

Второй тур по США начался 23 февраля 1968 года. В процессе тура обострились противоречия между Брюсом и Бэйкером. Ко всему прочему, Клэптон был сильно недоволен направлением, в котором развивалась группа. В последствии он так прокомментировал свои тогдашние ощущения: «Я пробовал писать поп-песни и создавать поп-образ. Это был позор потому, что я был неискренен. Я являюсь чисто блюзовым гитаристом и всегда им буду». (Хотелось бы в скобочках отметить, что в данном случае понятие «поп» кардинально отличается от современного.) Всего двумя годами ранее он по этой же причине оставил YARDBIRDS, и теперь история повторялась: он играл совсем не то, что хотел. По его мнению, группа остановилась в музыкальном развитии, продолжая расти коммерчески, а это уже прямой путь в категорию «поп», и при том уже в современном понимании этого слова.

В общем, внешне все выглядело вполне благопристойно. Группа быстро набирала обороты, развивалась и приобретала все новых и новых поклонников. По итогам года журнал Beat Instrumental признал каждого из троих инструменталистов CREAM лучшими в своей категории. Но, тем не менее, обстановка в коллективе ухудшалась. Отношения между Брюсом и Бэйкером были хуже некуда. Вспоминает инженер Том Дауд: «Я знал, что имелась некоторая враждебность между этими тремя музыкантами. Но когда мы слушали запись в диспетчерской, я думал, что они поубивают друг друга». Но, тем не менее, они все еще работали вместе, и работа, как ни странно, удавалась. А может, в этом не было ничего странного? Вот что сказал по этому поводу Джек Брюс: «Джинджер и я несовместимы, но возможно из-за наших болезненных взаимоотношений мы были самой горячей ритм-секцией, в которой я когда-либо играл. Имелось что-то между Бэйкером и мной, что разжигало пожар. Он обнаружил нечто удивительное во мне. Он замечательный барабанщик».

Клэптона, вынужденного постоянно работать буфером между ними, не очень-то устраивала такая «должность», но все трое вынуждены были уживаться под одной крышей, не желая упускать пойманную за хвост удачу. А тут еще и музыкальные средства массовой информации подливали масла в огонь. В прессе стали распространяться слухи о неизбежном распаде коллектива, который, в конце концов, действительно произошел. Для Клэптона последней каплей стала статья в Rolling Stone, где его окрестили «мастером блюзовых клише» и «виртуозом по части реализации чужих идей». Клэптон, находившийся уже, что называется, «на грани», заработал себе нервный срыв, и, по его собственным словам, «думал только об уходе из всего этого».

А «все это» происходило на фоне все возрастающего интереса со стороны публики. Клэптон становился иконой, на которую молились. Он вспоминает, как во время одного из выступлений, когда они, в очередной раз перессорившись, вышли на сцену и выступали очень слабо, постоянно сбивались и их занимала лишь мысль: «поскорее бы все это кончилось», зал бурно аплодировал, и группу вызывали на бис несколько раз. И в довершение ко всему, критика, не скупясь на слова, расписывала выступление в самых восторженных выражениях. Публика была готова с благодарностью съесть все, что бы они ей ни предложили. По мнению Клэптона, CREAM превращалась в обожаемую публикой поп-группу, вокруг которой собиралась толпа уже мало что соображающих поклонников, и нагнетались нездоровые страсти. На заборах даже стали появляться надписи «Clapton is God» (Клэптон — Бог). Самому «Богу» это доставляло мало радости. Хорошие гонорары, конечно, от части скрашивали жизнь, но Клэптон просто устал. Устал от шумной «звездной» жизни, постоянных склок и скандалов, устал вечно быть в центре внимания, устал быть «богом». Распад CREAM был для него единственным выходом, да и Бэйкер с Брюсом были утомлены не меньше, и только и думали о том, как бы избавиться от необходимости работать вместе. Таким образом, для музыкантов это событие явилось более чем желанным. В интервью Melody Maker Клэптон объяснял (надо заметить, весьма политкорректно) причины разрыва: «Мы расходимся в первую очередь потому, что изменились отношения между нами. А так же потому, что мы были каждый на своем пути еще задолго до появления CREAM».

Практически одновременно с объявлением о роспуске группы вышел альбом «Wheels Of Fire», который оказался на 3 и на 54 местах в Англии и США соответственно. Альбом довольно-таки быстро приобрел платиновый статус. Эта двойная пластинка состоит из двух частей — студийной и концертной. Концертная часть была записана во время выступления группы в Сан-Франциско. Сильной стороной концертной части является ее импровизационность. Чего стоят хотя бы шестнадцатиминутная версия «Toad» с великолепным барабанным соло Бэйкера, и еще более продолжительная обработка стандарта «Spoonful». Восхищает совершенно четкое и слаженное взаимодействие музыкантов, грамотно импровизирующих и тонко чувствующих друг друга, несмотря на сложность взаимоотношений внутри коллектива.

Студийная часть ничуть не хуже. Музыканты на высоте, да и продюсер Феликс Паппаларди сделал свое дело на отлично. Помимо выполнения своих продюсерских обязанностей, он выступил также в качестве исполнителя. Его игра на трубе, виолончели, альте и органе (стоит отметить, что это совершенно нетрадиционные для блюза инструменты), наряду с разнообразной перкуссией Бэйкера, сделали эту работу еще более интересной и прогрессивной.

Пресса на все голоса расхваливала пластинку.

Beat Instrumental: «Купите этот альбом, или Вы будете несчастны до конца Ваших дней!»

Record Mirror: «Альбом определенно должен быть в каждой коллекции!»

Disc And Music Echo: «Лучший материал CREAM, который они когда-либо записывали!»
Melody Maker: «Возбуждающий и полезный альбом, одна из величайших записей года!»

Ну и я от себя добавлю: «Если вы любите блюз и прогрессивный рок, если вас привлекают мощь, динамизм, виртуозность исполнения и умение музыкантов мыслить творчески и неординарно, то не проходите мимо этой пластинки. И сегодня, спустя более чем 35 лет с момента выхода в свет, эта работа способна удивлять и давать наслаждение ценителям хорошей рок-музыки».

Несмотря на уже казалось бы окончательный разрыв, музыканты все же нашли в себе силы совершить прощальное турне по США. Продолжалось оно с 4 октября по 14 ноября 1968 года. 26 ноября CREAM отыграла прощальный концерт в Королевском Альберт-Холле в Лондоне вместе с только начинавшими свое восхождение на рок-Олимп YES и TASTE Рори Галлахера в качестве разогревающих составов. Продюсер Роберт Стигвуд (Robert Stigwood) готов был сделать все, чтобы хотя бы отсрочить роспуск группы, но все-таки это выступление оказалось последним.

Но все же, курочке, которая несла золотые яйца, не давали спокойно умереть. По следам прощального тура был выпущен альбом «Goodbye». Последние три трека были записаны вживую во время выступления группы в Лос-Анджелесе. Альбом добрался до второго места в США и до почетного первого места в Великобритании. Альбом на самом деле восхитителен, хоть многие его и ругают. Вышел он в 1969 году. Это был переломный для рок-музыки год. Начинал свое победное шествие хард-рок, приобретало четкие очертание арт-роковое движение, в общем, музыкальная жизнь била ключом. Хотя музыканты CREAM так и не пожелали уйти от блюзовых корней, их эксперименты очень много значили для арт-рока. «Goodbye» был, что называется, в духе времени. Он как бы резюмировал все то, что было сделано прогрессивными группами шестидесятых, и, прощаясь, CREAM уступала место тем, кто решился пойти еще дальше, отказавшись от ритм-энд-блюзовой основы в пользу структур, заимствованных из европейской классической музыки. В своем роде, он знаменует прощание с блюзовыми шестидесятыми накануне наступления новой музыкальной эры.

В июне 1970 года вышел ретроспективный концертник «Live Cream», а в 2003 году был выпущен компакт-диск, содержащий 22 композиции, записанные на радио-сессиях Би-Би-Си (те, кто слышал этот альбом, очень его рекомендуют) и на этом, к сожалению, история легендарного трио закончилась.

Спустя всего девять недель с момента распада CREAM, Клэптон и Бэйкер встретились в составе группы BLIND FAITH, которая успела выпустить всего один (но зато какой!) альбом. Клэптон так же периодически сотрудничал и с Брюсом, который иногда помогал ему в записи сольных пластинок.

В 1994 году «заклятые друзья» Брюс и Бэйкер вновь оказались в составе блюз-рокового трио. На этот раз их коллегой стал ирландский гитарист Гари Мур (Gary Moore). Группа BBM (Baker, Bruce, Moore) разрешилась одним неплохим альбомом и распалась, так и не сумев стать достойной заменой CREAM.

Клэптон, Брюс и Бэйкер никогда не были друзьями. Все что их связывало — это музыка. Все трое хорошо заработали (и продолжают зарабатывать) на пластинках CREAM, сделали себе имя и упрочили свое положение в мире музыки. Несмотря на целый ворох проблем с которыми они сталкивались играя в CREAM, все трое с удовольствием и даже с некоторой ностальгией вспоминают то время. Эрик Клэптон говорит: «Все мы все-таки любили друг друга. Если бы вы собрали нас вместе теперь, случилось бы то же самое. Именно поэтому мы и живем вдалеке друг от друга. Я никогда не забуду встречу с Джинджером и Джеком в середине семидесятых в моем доме. Мы втроем случайно встретились в Лондоне в офисе и полетели ко мне домой, именно полетели, полетели от счастья. Это может случиться снова. Если бы вы собрали нас вместе, мы бы немедленно нашли свои места и роли. Очень странно, но мы почти не изменились. Те двое лаялись как собаки, но это заставляло треугольник работать». Вторая встреча этой троицы состоялась по поводу празднования свадьбы Эрика Клэптона. В большем джеме, помимо экс-кримовцев участвовали Мик Джаггер, Ринго Стар, Пол Маккартни и Джордж Харрисон.

В 1987 году Клэптон и Брюс снова оказались вместе. На этот раз они собрались для съемки «South Bank Show» на Би-Би-Си. Они сидели на террасе и играли старые композиции CREAM, чего не делали уже почти 20 лет.

Последняя встреча Клэптона, Брюса и Бэйкера состоялась 12 января 1993 года на церемонии занесения CREAM в Зал Славы Рок-н-ролла. Церемонией руководили музыканты из другого блюз-рокового трио ZZ TOP, которые признались, что музыка CREAM была для них ориентиром в то время, когда они еще только начинали выступать, и у них в репертуаре было три кавера на песни CREAM.

Клэптон, Бэйкер и Брюс. 1993 год.

На сегодня все трое пребывают в полном здравии, выпускают вполне приличные сольные пластинки и реанимировать легендарное трио не собираются, ну а мы, как истинные оптимисты, все-таки будем надеяться на то, что это событие однажды состоится, и одна из величайших групп шестидесятых снова окажется в строю, и мы снова услышим, на что способны эти три музыканта, если соберутся вместе.

ДИСКОГРАФИЯ:
Fresh Cream (Декабрь 1966) * * * *
Disraeli Gears (Ноябрь 1967) * * * * *
Wheels of Fire (Июнь 1968) * * * * *
Goodbye (Январь 1969) * * * * *
Live Cream Vol. 1-2 (1970-72) * * * * *
BBC Live (Март 2003)

Основные источники информации:
http://www.thecream.net
http://www.allmusic.com/
http://www.angelfire.com/ca/oldtimers/

  • facebook Рекомендовать на Facebook
  • twitter Поделиться в твиттере
  • vkontakte Поделиться в контакте
  • rss Подписаться на комментарии
  • bookmark Добавить закладку в браузер

Оставить комментарий


Клуб любителей британского рока - rockisland