Интервью с Миллером Андерсоном и Крисом Фарлоу

farlow Интервью с Миллером Андерсоном и Крисом Фарлоу 13/05/2005  

by eleni, impaler, maxim bylkin, sybelle et al

03/05/2005

Максим Былкин (концерн Союз): Доподлинно известно, что до Savoy Brown и Keef Hartley Band Миллер играл в группе The Vioce. Их Train To Disaster вошел во все энциклопедии как классический вариант британского фрик-бита и психоделии.

MA: Психоделии??? Что ж, я только что приехал из Шотландии, и мы записали четыре пластинки для лейбла Philips / Fontana. И последней вышла Train To Disaster, которая стала довольно популярной. Мне до сих пор наша версия нравится больше, чем оригинал.

Sybelle (Rockisland.ru): И после этого вы основали группу Scenery, где вы играли с Иеном Хантером. Сделали ли вы какие-то записи, если да, то планируете ли вы их переиздать?

MA: Когда распался The Voice, мы с ударником стали искать басиста... и нашли Иена Хантера. С ним мы сделали несколько записей, которые были изданы только в Японии. В общем-то, это все, мы не долго играли вместе. Да, это все. Планов никаких нет, слишком много времени прошло.

Sybelle (Rockisland.ru): Вместе с Keef Hartley Band вы играли на фестивале Вудсток, какие у вас остались впечатления от этого события?

MA: Дело, конечно, было в 1969. Мы никогда прежде не были в Америке, мы прилетели в Нью-Йорк, и представители компании грамзаписи повезли нас в Вудсток. Мы понятия не имели, что тамбудет большой фестиваль, и я спросил девушку из компании грамзаписи, едем ли мы на танцы. Она сказала: нет, мы едем на фестиваль. Тогда я спросил, будут ли там играть другие группы, и она посмотрела на меня так, словно я из деревни приехал!
Все было здорово, нам понравилось... но когда мы приехали, обнаружилось, фестиваль был очень плохо организован. Так что мы отыграли свое, сели в вертолет и уехали... и только потом я осознал, насколько значительным событием был этот фестиваль. А в то время он просто стоял очередным пунктом в программе.

Sybelle (Rockisland.ru): Остались ли какие-то записи с Вудстока, и если да, то почему они не вошли в официальные релизы?

MA: Нет. В то время у нас был глуповатый менеджер, не сказать чтобы очень толковый. К нам подошел человек с хлопушкой, который всех снимал, и начал спрашивать, кто поет первую песню (я ответил, что я), кто играет первое соло, чтобы отметить подходящий ракурс для камеры. И тут подскочил наш менеджер и сказал — не смейте снимать моих ребят, пока не заплатите нам денег! И ребята, которые делали фильм, ответили — все остальные тоже будут сниматься, деньги, возможно, будут потом. Но менеджер сказал — нет, платите сейчас. Забрал у них бумажку с пометками и выкинул. Прощай, Вудсток!

Sybelle (Rockisland.ru): Пожалуйста, расскажите о проекте с Миком Тейлором — почему так и не был издан записанный с ним альбом?

MA: Если вы хотите услышать честный ответ, то мы записали все песни, и компания грамзаписи выделила на эту группу большой бюджет. И Мик Тейлор сказал, что хочет получить все сам. Точка. Классный парень.

CF: Менеджеры!

MA: Нет, в данном случае речь идет о музыканте. С тех пор мы не общались.

Владимир Миловидов (In Rock): Вопрос Крису Фарлоу — на интернет-сайте All Music Guide о вас написано две строчки: Британский певец середины шестидесятых, который исполнял ритм-энд-блюз, но не обладал достаточно коммерческой внешностью, чтобы добиться успеха. Не могли бы вы это прокомментировать?

CF: Наверное, это все тот же менеджер. Что здесь скажешь — глупые люди говорят глупые вещи. Я знаменитый музыкант, это глупость.

Георгий Мосешвили (Говорит Москва): Вопрос Крису Фарлоу — совсем недавно вы выступали в составе воссоединившихся Colosseum. Это долговременный проект?

CF: Да, где-то через три недели мы возобновляем репетиции с Colosseum. Мы сыграем на нескольких фестивалях в Германии, а также в Будапеште и в Вене. Colosseum снова вместе.

Георгий Мосешвили: Вы собираетесь записывать диск с Colosseum?

CF: Недавно вышел ноовый диск, он называется Tomorrow's Blues.

Георгий Мосешвили: Хотелось бы спросить Миллера Андерсона об альбоме Bright City. Как вы сейчас оцениваете песни, записанные на нем?

MA: Мне он до сих пор нравится, но любому музыканту, художнику и так далее, оглядываясь назад, всегда кажется, что можно было сделать лучше. У меня такое отношение ко всему, что я сделал.

Георгий Мосешвили: А сейчас вы получаете удовольствие, когда переслушиваете этот диск?

MA: Я его не слушаю.

Eleni (Rockisland.ru): Как вы попали в группу T. Rex — ведь она несколько отличается от ваших предыдущих проектов? Каковы ваши впечатления о сотрудничестве с Марком Боланом и почему вы ушли?

MA: В Keef Hartley Band — в той группе, с которой я побывал на Вудстоке — играл клавишник Дино Дайнз, и он присоединился к T. Rex. Когда Марк Болан выступал на сцене — а он тогда вошел в очередную фазу поп-звезды — ему требовался человек, который играл бы на гитаре. И клавишник посоветовал меня. Я пробыл с ними недолго, потому что T. Rex постоянно выступали по телевидению под фонограмму. Я ненавижу фонограммы, мне нравится играть. Поэтому я ушел.

Eleni (Rockisland.ru): Вместе с T. Rex вы ездили в турне с панк-группой The Damned, какие у вас остались впечатления?

MA: Это был отличный тур, действительно отличный. Мы везде путешествовали вместе, Damned и T. Rex. Они были значительно младше нас, и мы все время их подкалывали, говорили разные глупости, например, «Есть ли у вас паспорта и визы», и так далее Отличный тур.

Борис Симонов, (Трансильвания): Вопрос Крису Фарлоу — весь ли материал, записанный до 1969 года, был переиздан на CD?

CF: Да, весь. Кстати, совсем недавно вышла коробка из трех дисков, называется Rock N Roll Soldier — там можно услышать материал, записанный с 1970 год по настоящий момент.

Московская Правда: Вопрос Крису Фарлоу — в вашей биографии одной из самых значительных групп были Atomic Rooster и Colloseum. Где была наиболее интересная для вас творческая атмосфера, в чем была разница в вашем самовыражении в той и в другой группе?

CF: Конечно, Colosseum. Colosseum — потрясающая группа, одна из величайших групп в мире. До того, как я стал членом Colosseum, у меня была другая группа, Thunderbirds, где на клавишных играл Дейв Гринслейд. Когда он ушел из моей группы, он присоединился к Джону Хайсману и Colosseum; Colosseum были рок-группой. У них был плохой вокалист, и Джон Хайсман спросил Дейва Гринслейда, не знает ли тот хорошего певца, и он ответил — Крис Фарлоу хороший певец, давайте пригласим его на прослушивание. Я пришел на репетицию, спел с ними пару номеров, и они спросили — не хотел бы я стььат членом группы? Так все и началось.
Такую музыку я никогда раньше не исполнял, это был джаз-рок, я никогда прежде не пел в этом стиле. Но я — одаренный певец, и мне было легко слиться с Colosseum. Ни одна песня в моей жизни не вызывала у меня проблем, мне все дается легко.

В Atomic Rooster я фактически пришел, чтобы занять время. Когда распался Colosseum, Винс Крейн спросил, не хочу ли я присоединиться к Atomic Rooster, и поскольку я был без работы, я согласился. Но мы провели вместе всего лишь год. Они — хорошая группа, но это не мое.

LedZeppelin.Ru: В 1986 году у вас был совместный проект с Джимми Пейджем — The Outrider. Понравилось ли вам участвовать в этом проекте, что вы думаете о Джимми Пейдже как о человеке и о музыканте и как вы познакомились с Джимми Пейджем?

CF: Я учился вместе с Джимми Пейджем, в старших классах. Он был подающим надежды гитаристом и часто приходил посмотреть мою группу, Thunderbirds — садился и слушал. Так что Джимми Пейдж приходил на мои концерты, когда был еще молодым начинающим гитаристом. Джимми Пейдж — очень приятный парень, чудесный человек. Мне нравится с ним работать, как вы знаете, мы вместе записывали Outrider, кстати, я написал для Outrider несколько песен. Прекрасный человек, мне он очень нравится.

LedZeppelin.Ru: По какой причине вы сделали это в восьмидесятых годах, не раньше?

LedZeppelin.Ru: Хотите — верьте, хотите — нет, но я был запасным вариантом на место вокалиста Led Zeppelin. Основным был Роберт Плант, но если бы не он, в Led Zeppelin пел бы я. А я хотел бы петь в Led Zeppelin! Так что Джимми Пейджу всегда нравилось, как я пою, и, работая над сольным альбомом, он пригласил меня спеть. Сейчас я работаю с Ваном Моррисоном — он тоже пригласил меня спеть. Меня многие приглашают, потому что я хороший певец.

LedZeppelin.Ru: Какие конкретно песни на Outrider вы сочинили, кроме Prison Blues?

CF: Blues Anthem и еще одну — The Hummingbird, великолепная песня.

Владимир Миловидов: Вопрос в продолжение предыдущего — почему не продолжилось это сотрудничество, например, Джимми Пейдж в девяностых сотрудничал с Black Crows, а с Крисом так ничего и не последовало.

CF: Музыканты любят позвонить кому-нибудь по телефону и спросить — не хотел бы ты спеть с моей группой... но, видите ли, нельзя спеть больше, чем им требуется. Потом они берутся за другие проекты... им же нужно двигаться вперед! Но я не исключаю возможность того, что Джимми Пейдж однажды позвонит мне по телефону и попросит спеть еще какие-нибудь песни.

Владимир Миловидов: У вас прекрасный голос, вы пели в разных стилях, что вы считаете своей лучшей песней с точки зрения вокала?

CF: Stormy Monday Blues Литл Джо Кука (Литл Джо Кук — это был я), также мне нравится Handbags and Gladrags... я исполнял тысячу песен!

S: Вопрос к Миллеру Андерсону. В восьмидесятых годах вы играли в группах Mountain и Chicken Shack не на гитаре, а на бас-гитаре — почему?

MA: Потому что они меня попросили. По ошибке! В случае с Mountain мы сперва записывались вдвоём — я и Корки Лейн, барабанщик. Все стали уговаривать нас вернуть Лесли Веста. Вернувшись, Лесли стал гитаристом, но я записывал и гитарные, и басовые партии. Когда мы приступили к турне, то перед его началом, в Нью-Йорке, Корки Лейн подошёл ко мне и сказал: «У меня для тебя две новости, хорошая и плохая». «Какая же хорошая?» «Тебе повысили жалование». «А плохая?» «Тебе придётся играть на басу!» Вот так я начал играть на басу.

S: Собираетесь ли вы продолжать играть в Spenser Davies Group?

MA: Да, собираюсь. Я уже 15 лет с ними. На следующей неделе у нас, кстати, начинается турне по Великобритании, в компании с Yardbirds.

S: Вопрос к Крису Фарлоу. Правда ли, что Пол Маккартни написал «Yesterday» для вас?

Переводчик: Кажется, Крис понял вопрос без перевода.

CF: Да-да, я понимаю по-русски. С «Yesterday» дело было так: я отправился в клуб, мы сели выпить с Полом, и он сказал: «Я сегодня сочинил хорошую песню, она называется „Yesterday“. Думаю, было бы здорово, если бы её спел. Приходи завтра ко мне в офис, поговорим об этом». Я думал, он шутит. И так ему и не позвонил. Это история!
(Апплодисменты.)
История. Вот как я опростоволосился. Я плохой музыкант — мне даже не требуется плохой менеджер! Но когда Мик Джеггер написал для меня «Out Of Time» для меня, я примчался сразу же. Второй шанс я уже не имел права упустить.

«InRock»: Что сейчас с Кифом Хартли, поддерживаете ли вы контакт с ним?

MA: Нет.

CF: (Хохочет.)

MA: Точно нет.

«InRock»: И что с ним сейчас?

MA: Не знаю.

«InRock»: Почему?

MA: Насколько мне известно, он больше не занимается музыкой.

CF: Он теперь — декоратор.

S: Вопрос к обоим музыкантам относительно современных работ музыкантов, выступавших в 60-х и 70-х годах. Чьи записи вы считаете наиболее интересесными, какие музыканты не потеряли своё лицо сейчас?

MA: Наверно, когда все эти записи выходили, они делались людьми нашего круга, интересующимися американским ритм-н-блюзом. У меня не было особенных симпатий относительно тогдашних записей. Я знал, конечно, что Крис — великий певец, и Стив Уинвуд тоже хорошей певец. Так или иначе, мы все слушали одну и ту же музыку — ритм-н-блюз, Бо Диддли, Мадди Уотерса, Чак Берри.

S: Вопрос был всё же о нынешних работах ваших современников.

MA: Мне из современной музыки немного нравится.

CF: Думаю, такие люди, как Ван Моррисон, всё ещё записываются. Мне нравился он тогда, нравится и сейчас. Все, кто тогда чего-то стоили, хороши и сейчас. Кто никуда не годился тогда, просто забыты. Много отличных музыкантов было, которые выросли на блюзе — Джо Кокер, Стиви Уинвуд, Джон Бонэм, Moody Blues, The Who. Они делали настоящие шедевры. Было много просто авторов хитов, но не все они были хорошими. Наверно, они не слушали блюз. Я родился в Лондоне, было это в начале войны, и тогда Лондон был центром всего. Все приезжали туда — Джон Ли Хукер, Мадди Уотерс, они не приезжали в, скажем, Лидс, только в Лондон. Нам повезло — мы могли видеть их всех и учиться у них всем. А у тех, кто жил, скажем, в Ливерпуле, Лидсе, Манчестере, такой возможности не было. В Лондоне был клуб, где можно было одну ночь видеть Мадди Уотерса, в следующую — Нину Симоне, Джимми Рида, Джоди Фэйма. Фантастическое время!

S: Простите, вопрос всё же был о нынешних работах ваших современников.

CF: Конечно, есть и кое-что хорошее. Джо Кокер продолжает делать отличные вещи, мне нравится Энни Леннокс. Очень многие до сих пор играют, но не записываются. Просто исполняют свои давнишние хиты. Но лично я, в сравнении с тем периодом, стал гораздо лучшим музыкантом и певцом, я продолжаю развиваться.

S: Последний, резюмирующий вопрос. Что вы ожидаете от сегодняшнего концерта?

CF: Так... Тут — отличные музыканты из Лондона. Неплохой певец. (Апплодисменты.) Отличный зал. Фантастический гитарист и певец (показывает на Миллера Андерсена). Норман Бикер, мой гитарист. Правда, он не поёт. Значит, ночью будет хорошо. Ах да, ещё будет Ник — очень интересно будет его послушать.

MA: Я с нетерпением жду концерта. Я играю перед Крисом в сопровождении его группы. С ними я ещё ни разу не играл — будет интересно. Мы уже полдня репетировали!

CF: Нам очень нравится в Москве. Отличный магазин. Спасибо!

© 2005 Rockisland.ru, InRock.ru

  • facebook Рекомендовать на Facebook
  • twitter Поделиться в твиттере
  • vkontakte Поделиться в контакте
  • rss Подписаться на комментарии
  • bookmark Добавить закладку в браузер

Оставить комментарий


Клуб любителей британского рока - rockisland