Интервью со Стивом Нарделли

nardelli Интервью со Стивом Нарделли (Syn)
01/12/2005
 

by sybelle

01/12/2005

by Sybelle

Для большинства меломанов Syn — всего лишь группа, где начинали свою карьеру Крис Сквайр и Питер Бэнкс, однако в шестидесятых Syn были весьма заметными фигурами лондонского андерграунда: они постоянно выступали в легендарном лондонском клубе «Марки», выпустили два волшебных сингла и сочинили — но так и не записали — две мини рок-оперы. Теперь же, сорок лет спустя после основания группы, ее основатели — Стив Нарделли и Крис Сквайр — снова собрались вместе, чтобы выпустить архивный материал и записать новый альбом Syndestructable, созданный в стиле, по их собственному выражению, «прог-модернизма». 15 ноября 2005 года возрожденные Syn снова выступили в «Марки».

Каково было вернуться в «Марки» тридцать пять лет спустя?

Естественно, мы испытывали ностальгию и чувствовали себя несколько странно, но собралась большая толпа — был полный аншлаг, публика вела себя очень дружелюбно, атмосфера была очень хорошая. Полтора часа пролетели как пять минут. Хорошая новость — мы записали весь концерт, и в следующем году он появится как на DVD, так и на двойном CD. Я очень жду этого релиза — мне самому интересно на себя посмотреть.

Какие песни вы играли?

Мы сыграли все песни с нового альбома, кое-что с будущего — Revolution of the 21st Century, а также старые вещи — Grounded и Flowerman.

А какая подобралась публика?

Большинство — определенно за сорок, но там было и молодое поколение — не подростки, конечно, но люди до тридцати.

«Марки» до сих пор сохраняет то же значение в музыкальной жизни Лондона, что и в 60-х?

Мне кажется, сейчас в Лондоне просто нет клуба, имевшего такое же значение, как когда-то «Марки». Да, он важен для Лондона в том смысле, что там играют живую музыку, но и только. А в те времена он был Клубом с большой буквы, по сути дела, единственным рок-клубом во всем мире, туда специально приезжали из Америки, там играли Пинк Флойд, Джими Хендрикс, The Who… а мы выступали у всех них «на разогреве».

Как получилось, что вы стали играть в «Марки» на постоянной основе?

Когда мы только начинали, мы попали на прослушивание — и это было очень серьезно, потому что быть допущенными играть в «Марки» означало настоящее признание. Поначалу мы появлялись «на разогреве», потом стали выступать регулярно и переиграли со всеми знаменитыми группами. Постепенно нас стали ценить самих по себе. Могу сказать, что за два года мы играли в «Марки» чаще, чем какая-либо другая группа. Конечно, сейчас на наш концерт пришли уже другие люди, но все знали, что мы — местная легенда.
Да, «Марки» стал совсем другим, выступать там уже далеко не так престижно, и играли там мы в основном из ностальгии. Что и говорить, изменился не только «Марки», но и вся музыкальная жизнь. Тогда все было в новинку, в одном клубе играл Эрик Клэптон и Yardbirds, а через дорогу — The Who. В то время не было больших залов, только маленькие клубы. «Марки» вмещал максимум тысячу человек.

Говоря о новом альбоме, вам было сложно вернуться к сочинению песен и к студийной работе?

Нет, потому что я никогда и не прекращал писать песни. Мы с Крисом просто сели и стали сочинять песни, что было легко, потому что у нас имелось много идей. Как ни странно, я совершенно не нервничал — я чувствовал себя в своей тарелке.

А почему на Syndestructable не играет первый барабанщик Syn, Мартин Эйдельман?

Он играл на записи The Original Syn, но поскольку сейчас у нас очень сильный музыкальный материал, нам требуется по-настоящему хороший ударник. А Мартин знаком только с основами. Поэтому его место занял Джереми Стейси — он отличный барабанщик, один из самых лучших. В конце концов, Мартин тогда пробыл с группой всего месяца три. Но он все равно остался с Syn — занимается веб-сайтом и фотографирует.

На мой взгляд, Syndestructable звучит скорее как поздний Yes, чем как Syn.

Верно. И вот почему: если бы Syn не распались, они превратились бы в Yes. Да, в Syndestructable больше от Yes, чем от Syn.

И какие ваши любимые песни на Syndestructable?

Some Time, Some Way; Cathedral Of Love — мы ее также выпустили синглов — мне тоже очень нравится. Мне все песни с альбома нравятся, но самая любимая — все-таки Some Time, Some Way. А из старых вещей — Illusion, она есть на диске The Original Syn в современном исполнении, но мы часто играли ее на концертах. Еще мне нравится Grounded — она много для меня значит, потому что это моя первая песня. Я написал ее в 14 лет! Ну и 14 Hour Technicolour Dream тоже неплохая.

Почему же в 60-х Syn не записали ни одного альбома?

Тогда это было как-то не принято. В то время в основном выпускали синглы, но наши синглы не принесли нам особенного коммерческого успеха, поэтому компания грамзаписи не предоставила нам возможности записать альбом. На сцене мы устраивали целые театрализованные шоу, а записи для нас не имели особенного значения. В те дни в студию заходили на один день, чтобы записать сингл — вот и все.

Ваш первый сингл, Created by Clive, вышел одновременно с версией другой группы, The Attack…

Да, именно так. Компания грамзаписи дала нам эту песню, мы записали сингл, но наше исполнение им не понравилось. Тогда они передали ее другой группе, но мы перезаписали свою версию. На этот раз компании понравились оба варианта, и они выпустили одновременно два сингла. В результате оба провалились.

А второй сингл, 14 Hour Technicolour Dream, был написан о знаменитом хэппенинге…

Да, о крупном фестивале в Alexandra Palace, где мы принимали участие. Там были Джон Леннон, Фрэнк Заппа, Пинк Флойд — все на свете. И он действительно длился 14 часов.

Есть ли вероятность, что в будущем будут выпущены ранее неизданные записи оригинальных Syn?

Нет, по-видимому, больше ничего не осталось. Мы использовали все, что смогли найти. Конечно, были и другие пленки, но все они потеряны.

А вы не хотели бы заново записать какой-нибудь материал Syn?

Только Flowerman Opera, но нее необходимо серьезно переработать.

Пожалуйста, расскажите поподробнее о Flowerman и Gangster Opera.

Это были самые первые рок-оперы! С нами играл Эндрю Джекмэн, очень талантливый музыкант, имевший массу концептуальных идей. Он собирал их воедино и получались настоящие представления, которые мы разыгрывали на сцене.

А каковы были сюжеты опер?

Очень простые! В Gangster Opera каждый член группы изображал из себя знаменитого гангстера — Аль Капоне и других. В определенный момент появлялось оружие, сверкали вспышки света… А во Flowerman я был садовником, а остальные музыканты изображали растения: Крис был хризантемой, Пите — сорняком, а Эндрю — розой. В результате все равно все кончалось потасовкой в «саду», и зрители приходили в восторг. Это было очень необычно.

Вы начинали карьеру, исполняя материал Tamla Motown. Какие музыканты повлияли на вас больше всего?

Да, мы играли много детройтской музыки — песни Miracles, Стиви Уандера, Марвина Гея, «Reah Out I'll Be There» Four Tops… Благодаря Эндрю и Крису у нас были очень хорошие вокальные гармонии — что необходимо для исполнения таких песен. Эти гармонии, кстати, стали основой не только нашего саунда, но и раннего саунда Yes.

Как же вы перешли от черной музыки к психоделии?

Думаю, мы просто впитали веяния «детей цветов» из Сан-Франциско. Мы не старались специально подстроиться, но нас захватило то, что происходило вокруг.

Почему вы после распада Syn не последовали за Крисом Сквайром в Mabel Greer's Toy Shop?

В определенный момент мне попросту расхотелось петь. И я решил сменить поле деятельности. Я занялся индустрией моды, открыл несколько магазинчиков на King's Road и добился значительных успехов. Но я не переставал писать песни. Нет, я не жалею, что не пошел за Крисом — ведь тогда Yes стали бы совершенно другой группой.

У вас не было ощущения, что Yes в самом начале кое-что заимствовали у Syn?

Было, но я ничего не имел против. В конце концов, Syn были предшественниками Yes, это естественное развитие.

И напоследок: какое ваше самое яркое воспоминание о Syn в шестидесятых?

Самое яркое — это наше выступление перед Джими Хендриксом. Это был его первый концерт в Европе, но слава опережала его на много шагов. И вот мы вышли на сцену «Марки» и увидели в в первом ряду Битлз, Роллинг Стоунз, Эрика Клэптона, Джимми Пейджа, The Who, The Animals — там собрались все наши кумиры! Та ночь навсегда изменила рок-музыку. Хендрикс так или иначе повлиял на каждого из присутствующих.

А как полный звезд зал отреагировал на ваше выступление?

Овацией. Мы действительно хорошо играли и производили большое впечатление на других музыкантов. В аннотации к The Original Syn приведены слова Фила Коллинза, который признается, что часто приходил на нас посмотреть. Емерсон, Лейк и Палмер тоже любили нас слушать, Грег Лейк сам так говорил. А Кейт Эмерсон даже просил нас взять его в группу.

И вы, конечно, отказали.

Естественно — у нас же был Эндрю Джекмэн!

© 2005 Rockisland.ru

Официальный сайт Syn: http://www.synmusic.net

  • facebook Рекомендовать на Facebook
  • twitter Поделиться в твиттере
  • vkontakte Поделиться в контакте
  • rss Подписаться на комментарии
  • bookmark Добавить закладку в браузер

Оставить комментарий


Клуб любителей британского рока - rockisland