Список форумов www.rockisland.ru www.rockisland.ru
клуб любителей британского рока
 
 ПоискПоиск   ПользователиПользователи 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Байки
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5  След.
 
Этот форум закрыт, вы не можете писать новые сообщения и редактировать старые.   Эта тема закрыта, вы не можете писать ответы и редактировать сообщения.    Список форумов www.rockisland.ru -> репетиционная
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Григ



Зарегистрирован: 24.10.2006
Сообщения: 2274
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Авг 24, 2007 12:26 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Muchkap
Smile

Я в 1993м впервые встретился там( в ГЗ) с ментами, а до этого два года жил - как и многие, совершенно нелегально, не видя и не слыша никаких ментов. Я проходил через Б, на проходной показывая читательский билет Государственной Публичной Библиотеки им. Белинского, (которая находится в Екатеринбурге). Я его так быстро показывал, все были довольны. Один раз, правда, мент на проходной взял в руки мой билет и прочитал его - "что ж вы обманываете?" - он произнес эти слова как-то даже растеряно, - "идите через центральную зону". Я и прошел. Smile
Теперь о встрече в ментами. В 1993м я зарабатывал тем, что писал картины в оригинальной технике - железом по акварели, накладываемой на плотный мелованный полукартон в несколько слоев. Получалось очень эффектно, и покупатели нашлись быстро. Продав несколько работ, я обычно уезжал в Питер на один день за красками - один раз, правда, пришлось умотать аж в Петрозаводск - буквально на полтора часа( мне требовались только особые краски - сейчас, к сожалению, они сняты с производства - сырье было австрийским, а обложка - ну понятно, Питерская Smile ) Да, и ещё одна деталь - меня уговорили мои друзья из Ебурга помочь им с книгами - они только начинали свой книжный бизнес - причем они были настоящими энтузиастами на тот момент, литература была, разумеется, духовная - всякая там Иога для Запада, еще какая-то муть...В общем, как-то под вечер, дело было в пятницу, я нахожусь в своей комнате в зоне Б, на ковре у меня стоят две бутылки сухого вина, вокруг мои картины у стен, около двери - пачки с книгами. Я жду Юру Бутора - моего приятеля-книжника, он должен появиться с минуты на минуту. Стук в дверь. Я открываю, и сильно удивляюсь - на пороге стоят два мента с автоматами, и тот из них, у кого более наглая рожа, гнусаво так спрашивает : "кто хозяин"? "Я", отвечаю. "Паспорт" - требует мент. Протягиваю паспорт. "Кто вас тут поселил?" " Я снимаю комнату у знакомого". " Так, собирайте вещи, и на выход" - мент говорит категорическим тоном. Тут в дверь ещё раз стучат, я открываю, и входит Бутор. " Что вы, ребята, не забирайте Григория, он хороший человек, он картины рисует, к нему сейчас покупатели должны придти" - забормотал Бутор. Менты слушали его с интересом, а я был в ужасе - боже мой, что он несет...Наконец мы вовлекли ментов в разговор на моральные темы, и менты, помнится, говорили всякую чушь о том, что внешность обманчива, что человек может показаться ангелом, а на самом деле быть злобным убийцей, в общем, варьировали эту тему. Наглый мент скоро исчез - вместе с моим паспортом. А другого мента мы уговорили, что в понедельник я обязательно съеду, куда ж я в выходные пойду, на самом деле - админов этажей все равно до понедельника не будет. "А как же мой паспорт?" - спросил я. "А вот завтра обратитесь в 6 отделение, мы вам его отдадим". Я спустился во двор со своими приятелями-книжниками, и мы приняли решение не форсировать события - пусть ситуация развивается сама. Я пошел в зону Г, пить вино и веселится в компании своей будущей супруги и ее подруг, а Бутор, приехавший накануне из Ебурга, ночевал у меня в комнате. Утром следующего дня я зашел к нему, то есть вернулся к себе, и Бутор протягивает мне мой паспорт. Оказывется, часа в три ночи, когда он уже спал, его разбудил какой-то непонятный звук , будто упал какой-то предмет. Он подошел к двери на всякий случай, и на полу увидел мой паспорт - его бросили в почтовый ящик двери, но там была щель, и он шлепнулся на пол.
Естественно, никуда я не съехал в понедельник - стал просто чаще гостить в зоне Г, примерно через день. Так что вот одна из моих встреч с ментами в ГЗ.
_________________
feel no collar
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
sedrick



Зарегистрирован: 16.08.2007
Сообщения: 209

СообщениеДобавлено: Вт Сен 18, 2007 2:28 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Григ писал(а):
Презентация


Григорий, снимаю перед тобой гипотетическую шляпу. Поскольку шляпы не ношу, готов существенно укоротить свой хайер сантиметров на двадцать.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Григ



Зарегистрирован: 24.10.2006
Сообщения: 2274
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Сен 22, 2007 2:48 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Ленин и Маугли

20 лет назад выставка с таким названием проходила в Свердловском музее Истории Комсомола. Вернее, музей был известен под этим именем, а полное его название было музей Истории Комсомольского движения на Урале. Музей располагался в старом особняке, в самом центре города, а экспозиция привлекала народ своим нетрадиционным для советских музеев авангардным стилем. Но в сущности, в 80е годы – музей был открыт в 1984 году – это был клуб для неформалов. В этом здании показывали умное кино, там проходили заседания Английского Клуба, коего я был участником, на уютной сцене маленького концертного зала музея состоялся замечательный дебютный концерт моей хорошей знакомой Ольги Арефьевой. В двух небольших выставочных залах устраивались выставки как заслуженных, так и молодых творцов - графика, живопись, фотография. «Ленин и Маугли» относилась к графике – это был цикл веселых картинок, плод замысловатой сатиры молодого художника Петра Малкова. Технически работы были выполнены в стиле газетных иллюстраций. Сюжет я уже практически не помню, кажется, карикатурно обыгрывались бессмертные персонажи Киплинга в компании с главным большевиком – основная идея могла бы звучать, как «роль личности в цивилизации джунглей и на что это может быть похоже». Запомнился Ленин, висящий на ветке на манер обезьяны, и на другой картинке он же, в позе проповедника перед стайкой киплинговских животных. Насколько я помню, в конце Ленина ритуально бальзамируют и хоронят в Святилище, дабы его мудрость жила в джунглях и дальше, что-то в этом роде. Во всем цикле было примерно 30 картинок, сделано было все эффектно, словом, было на что посмотреть. Я был в дружеских отношениях с директором музея, и имел там забавную подработку – делал фонограммы к выставкам, используя для этого, разумеется, свои же пластинки. За каждую фонограмму мне платили 50 рублей, что тогда было для меня не лишним – к тому же сама работа была не обременительна. Мы переговорили с Петей Малковым в день монтажа его экспозиции, мне очень понравился и Петя, и его работы. Мы выпили с ним по бутылке пива, и , закурив длинную «рамиту», я поведал ему свою историю с Лениным. «Не так давно – сказал я Пете, - я купил в букмаге на Вайнера том из «библиотеки поэта», под названием «Ленин в советской поэзии». Я всегда доверял своей тактильной изомоторике, проще говоря, процесс обшаривания полок мне нравилось считать не случайным. Меня улыбнуло уже само название толстого тома, и бегло пролистав несколько страниц, я понял : надо брать. Я шел к кассе под недоуменнымо-подозрительными взглядами продавщиц. Поскольку я нередко посещал этот магазин и иногда даже что-то покупал там, меня, вероятно, запомнили и нисколько не ошибались, если с трудом ассоциировали такой выбор с моим обычным репертуаром. Мой друг поэт Игорь Сахновский однажды рассказывал мне перлы продавщиц из этого бука, чему он он был свидетелем: «Девочки! Энциклопедия – кто автор?» и « ничо себе, 70 рублей! Мандельшмат какой-то…» Так вот, - продолжал я, в упор глядя на Петю, - первое время эта книжка была непременным аттракционом для всех моих гостей. Потом, естественно, восторг поутих, но самое блистательное, на мой взгляд, стихотворение, непревзойденную вершину ленинской лирики, я запомнил наизусть, так как читая и перечитывая сей шедевр, плакал от смеха. Сюжет стихотворения – тончайшая грань яви и сна, и Ленин там предстает в тройном образе – начальника, ангела и матери. Что ни строчка, то шедевр, особенно последние две строфы. Готов слушать? «Да, давай! – обрадовался Петя. «Окей, начинаю – я потушил окурок, посмотрел в окно, потом на Петю, приоткрывшего рот в полуулыбке, и начал:
Падают снежинки, тает нежный холод…
Падают снежинки на мои следы.
И уже сдается, что вокруг не город,
А леса да рощи, реки да пруды.

Что это? Не сон ли? Это звон трамвая…
Что это? Не сон ли? То гудит авто…
Нет, промчался ветер, дерево качая,
След в снегу глубокий…Что же это, что?

Где же явь, где сон мой? Почернели ветви,
А меж ними – солнца на стволах печать…
Шум толпы, как будто в нашей роще ветер,
Звук шагов счастливых…Время ли скучать?

В клуб иду…С портрета – добрый взгляд навстречу.
«Что ты сделал?» - снова спрашивает он.
Что учусь в партшколе, я ему отвечу,
Что его заветом путь мой озарен.

Улыбнется Ленин. Стану я прилежно
Слушать, что в письме нам говорит ЦК,
И как будто лоб мой гладит нежно-нежно
Теплая, родная Ленина рука.

Малков , и вошедший в комнату художник Копылов неудержимо ржали. Я вскоре простился с ними, и вышел на хорошо мне знакомую улицу Карла Либкнехта. Я уже знал, что делать, идея фонограммы появилась очень быстро.
У одного моего приятеля, педантичного фаната группы Дженезис, которого звали Сергей Дербышев, были пластинки с речами Брежнева – он купил это барахло просто ради прикола, тем более что каждый диск стоил 10 копеек. Мы как-то раз слушали с ним эти дела, и я хохотал так, что падал с кресла. Я обратился к Дербышеву и попросил его записать мне на один канал лучшую речь Брежнева, его, так сказать, грейтест хит. После недолгого отбора мы остановились на речи 1980 года на каком –то «съезде», уж не помню, на каком именно. На другой канал я записал «Ревизскую сказку» Шнитке под замечательным управлением Рождественского – я не стал выбрасывать речитативный фрагмент из «Записок сумасшедшего», дабы два текста встретились и некоторое время шли параллельно. Все получилось наилучшим образом: баланс между каналами был соблюден идеально, брежневское хриплое бормотание изумительно сочеталось с «мелодиями городского фольклора» от Шнитке. Влияние «Марфы» Стравинского и «Носа» Шостаковича в «Ревизской сказке» очевидно – "с миру по нитке - музыка Шнитке", как говорил один циник, впрочем, он был не совсем справедлив. В своей "Сказке" Шнитке использовал меню ресторанных оркестров, кое-где выковырял танцевальный изюм из аппетитных венских булочек, добавил немного Одессы,- и в рафинированной камерной оркестровке набор "городских мелодий" засиял каким-то мистериозным свечением, что еще подчеркивалось чуткой интерпретацией Рождественского. Успех у выставки был неожиданно огромный, что нас удивило – более того, городская газета разразилась гневной статьей в адрес музея Комсомола, но никаких санкций не последовало – контроль за творчеством уже не срабатывал. Так что скандал был светского, сплетнического толка, что нас вполне устроило. Потянулся народ. Книга отзывов была полна хвалебных комментариев, в том числе и в адрес моей фонограммы.
В дальнейшем – по крайней мере, до моего перемещения в Москву - выставки в этом музее имели стабильно высокую посещаемость. Петю Малкова я больше никогда не видел. В музей я пару раз заглядывал в 90е годы, когда удавалось вырваться из московской чужбины на родину: директор музея был все так же неизменно приветлив со мной.
_________________
feel no collar


Последний раз редактировалось: Григ (Вс Сен 23, 2007 12:33 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Людовиг



Зарегистрирован: 27.02.2007
Сообщения: 2006
Откуда: Украина

СообщениеДобавлено: Сб Сен 22, 2007 10:10 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Григ писал(а):
Ленин и Маугли


Smile Прикольно. Особенно стих о Ленине стебный такой. Спасибо Григ.

В те времена была популярна тема изнасилований идеологических ценностей советской власти. Из этой серии очень люблю фильм «Комедия строгого режима» 1992 года. Виктор Сухоруков великолепно там Ленина сыграл.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Григ



Зарегистрирован: 24.10.2006
Сообщения: 2274
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Сен 23, 2007 12:32 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Людовиг
"Особенно стих о Ленине стебный такой"

Огласим имя автора - Владимир Сосюра. Написано в 1927 году.

Книга соверешнно бесценна. Там перл на перле.
_________________
feel no collar
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Людовиг



Зарегистрирован: 27.02.2007
Сообщения: 2006
Откуда: Украина

СообщениеДобавлено: Вс Сен 23, 2007 9:38 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Григ писал(а):

Огласим имя автора - Владимир Сосюра. Написано в 1927 году.


О-о-о-о! Этот гениальный поэт мне известен! Это же одна из икон украинской национальной поэзии! Когда учился в школе была как-то темка по внеклассному чтению «Неизвестный Сосюра». Я припер книжку со сборником стихов о Сталине, Ленине, Хрущеве этого незабвенного поэта. Вызвался я к доске и зачитал пару шедевров с выражением. Ржал весь класс минут десять. Книга была немедленно конфискована злобной учительницей.

Лирическая партизанская

Помню, вишни рдели и качались,
Солнцем перегретые в саду.
Так сказала ты, когда прощались:
"Где б ты ни был, я тебя найду".

Только снится, что давно минуло:
Замирая в песне боевой,
Мнится слитый с орудийным гулом
Голос твой, навеки дорогой.

И теперь как прежде вишни будут,
Рдяными от солнца и тепла.
Как всегда, ищу тебя повсюду,
И хочу, чтоб ты меня нашла.


1938
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Людовиг



Зарегистрирован: 27.02.2007
Сообщения: 2006
Откуда: Украина

СообщениеДобавлено: Вс Сен 23, 2007 10:20 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

А теперь невеселое отступление от темы.

Есть еще на Украине гениальный поэт Т. Шевченко, он у нас сейчас вместо Ленина:

…Ой не п'ється горілочка,
Не п'ються й меди.
Не будете шинкувати,
Прокляті жиди.

Ой не п'ється теє пиво,
А я буду пить.
Не дам же я вражим ляхам
В Україні жить...

…Хвалить господа, веселий,
І каже сідлати
Коня свого вороного:
Має погуляти
У Бихові, славнім місті,
З Левченком б укупі,
Потоптати жидівського
Й шляхетського трупу…
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Григ



Зарегистрирован: 24.10.2006
Сообщения: 2274
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Сен 24, 2007 12:15 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Людовиг
Laughing я валяюсь...
Ещё война не началась, в 1938 году, а Сосюра уже партизанил, чисто лирически. Тот ещё супер-трупер.

"Т. Шевченко"

Весьма ацтойный дядя, имхо. Один из тех мрачных патриотических классиков, которых чаще используют в державной риторике, чем читают. Туда им всем и дорога - в пустую славословную болтовню неумных политиков.
_________________
feel no collar
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Григ



Зарегистрирован: 24.10.2006
Сообщения: 2274
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Окт 09, 2007 3:41 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Мои дискотеки

«Попросил у жмота мот –
дай мне денег, идиот
Отвечает моту жмот -
промотаешь, идиот «
Граф Сен-Жермен

Где-то с полгода назад, бегло просматривая список CD – новинок , регулярно сбрасываемый мне как постоянному клиенту купцом-приятелем, я вдруг наткнулся на одну особо памятную вещь. Отнюдь не имею в виду, что увидел в списке некий шедевр, вызывавший у меня запредельный экстаз в далекой юности ; в музыкальном отношении диск может быть неплох, не более. Но ассоциации, связанные с этим альбомом, мне кажутся значимыми по той простой причине, что какая-то часть моей полуфантомной жизни сразу же всплывает в реке памяти – или, скорее, в пруду воспоминаний, ведь реки все же куда-то текут, а о неких минувших событиях говорят «дремлющие в памяти», до поры до времени, пока не вспыхнет в случайном свете забытый было образ, и всколыхнется отблеском цветущий пруд, замерцает темными водами прошлое - казалось бы, навсегда преданное заслуженному забвению. Диск называется Keef Hartley Band “Little Big Band”. Зальная запись, если я не ошибаюсь, 72 года. Это шумный британский джаз-рок, в духе времени и стиля, для не слишком избалованного вкуса, но речь, собственно, не о музыке как таковой, а лишь о маленьком фрагменте, с которого и начинался концерт группы Кифа Хартли. Самое начало, первый номер диска длился меньше минуты, и назывался Introduction Fanfare.

Далеким летом 1977 года именно этот номер открывал программы наших дискотек, в городе Свердловске, теперь Екатеринбурге, и дискотеки эти мы проводили в двух заметных городских кафе. Это был первый на Урале опыт выползания дискотек в сферу городской публичной жизни из институтских и училищных «актовых залов», где само понятие дискотеки было даже не полулегальным, а как бы несуществующим вовсе – словечко было ещё не в ходу, и давно устоявшиеся «бал», «танцевальный вечер», и тем более общеупотребимая «пьянка с музыкой» не спешили сдавать свои казавшиеся прочными позиции новомодному словцу из лексикона продвинутых стиляг. Но старое советское время все чаще похрапывало и все неразборчивей бормотало, и жмурясь на июньском солнышке, вспархивало ласточкой в новые синие небеса и свивала свои гнездышки то тут, то там новая предренессансная эпоха – долетел, стало быть, и до наших непуганых краев ветер перемен – покамест в виде легкого дуновения.
Мы, о которых говорилось выше, кроме моей скромной персоны – это мой школьный приятель Женька Клинов, годом старше меня, и приятели Клинова, оба старше его – Саша Шумков и Алексей, забыл его фамилию. Идея проведения дискотек в городских кафе принадлежала Клинову, остроумному и темпераментному парню с яркой внешностью и полнейшему разгильдяю , но с массой не сильно востребованных в ту пору талантов, одним из которых была неуемная предприимчивость. Он озаботился всерьез, и с помощью студента Алексея, мелкого комсомольского лидера и сынка какого-то партбосса, пробил разрешения в двух «знаковых», как сейчас бы сказали, заведениях общепита. Первое из них по значимости, и расположенное в самом центрейшем центре, на улице Карла Либкнехта, называлось «кафе Киев». До нашего культурного вторжения оно было широко известно гражданам главным образом из-за «кулинарии» - в данном случае отдела, куда по утрам выстраивалась очередь за жирнющими тортами, с названиями «Прага», «Киев», «Арахисовый» - плюс там же предлагался скупой ассортимент выпечки, все типично советское – огромные булки- шаньги, ватрушки, яблочные пирожки, и т.п. Кафе имело небольшой зал, столики стояли тесновато – перед возвышением эстрады, на которой обычно громоздилась зачехленная ударная установка, была маленькая площадка для танцев. Но поскольку кафе располагалось в старом почтенном городском здании, весь зал невозможно было просмотреть ни с одной точки из-за массивных колонн, - кажется, их было штук 5. В«Киеве»по вечерам собиралась публика с претензией и положением – военные, преподаватели, солидные воры в законе, и т.п. Некоторый контраст по отношению к элитарному «Киеву» составляло кафе, ставшее второй жертвой наших дискотечных опытов – оно носило сугубо местное название «Серебряное Копытце», и также находилось в центре, но не самом пиковом – на углу улиц Восточной и Малышева. Это был типичный современный кабак для разночинного люда, студентов и семейных пар, преимущественно из рабочего класса. Внушительных размеров длинный зал, большая танцплощадка, столики, стоявшие в два ряда вдоль прохода, довольно широкого, где обычно танцевали в позднее время. Эстрада была побольше, чем в «Киеве», пол мраморный, низкий потолок с обязательным блестящим шаром, видавшие виды массивные прожектора по углам, с разноцветными стеклами – все атрибуции демократичного заведения той эпохи. Естественно, никто не называл кафе Серебряным Копытцем, говорили просто «Копыто» - что скорее, было куда ближе к истине. Копыто ежевечерне набивалось под завязку, его популярность и размеры и привлекли хищный взгляд Жени Клинова. Роли распределялись следующим образом: в Киеве ведущим программы был Клинов, а в Копыте ведущими были попеременно Шумков и Алексей. Моя роль заключалась в снабжении дискотетчиков пластинками. За эту услугу я пользовался бесплатным столиком, где и сидела вся наша компания, пируя и веселясь, а также мне выдавались 5 рублей за каждый дисковечер. Сначала, правда, меня тоже хотели включить в ведущие, и тогда я имел бы 20 рублей за вечер, но я отказался, легко убедив моих товарищей что публика может неоднозначно воспринять мой хиповый вид. На самом деле мне было достаточно присутствия, а уж принести пластинки не составляло никакого труда, поскольку в то время я постоянно ходил с пачками пластинок, вечно что-то переписывал, обменивал, брал послушать - крутился в своем меломанском колесе с большой интенсивностью. Дискотеки проводились с четверга по воскресенье попеременно то в «Киеве», то в «Копыте». Начинали в 7 вечера, и заканчивали в 10 вечера, в редких случаях немногим позже. Днем, бывало, я слушал Шютца, Монтеверди или Жоскена, а вечером бежал на «работу», прихватив с собой несколько иную музыку. Перечислю, что помню, из своего «дискотечного» набора тех лет : Moody Blues – Days Of Future Passed, Nazareth – Hair Of The Dog, Supertramp – Crisis?What Crises?, Led Zeppelin – Presence, Jethro Tull – War Child, James Brown – Hell, Rolling Stones – Sticky Fingers, Rolling Stones – Big Hits, Uriah Heep – Demons And Wizards, King Crimson – Larks Tongues In Aspic, Jimi Hendrix –Avec Curtis Knights, Keef Hartley – Little Big Band. Скорее всего, это не все, но отмечу, что и Клинов кое-что приносил иной раз. По контрасту со мной, поставлявшему товар с местного черного рынка, Алексей снабжал наши дискотеки ассортиментом из магазинного дефицита – Омеги, Локомотивы ГТ, Блю Эффекты и прочие «демократы». Справедливости ради скажем, что «демократы» моментально выводились из легальной магазинной зоны и попадали на тот же черный рынок. Ниже я расскажу, как я помню сами так называемые «дискотеки».

Киев

Самый первый вечер в «Киеве» пришелся на пятницу. Я засиделся в некой смешанной компании, во дворе дома, где жил мой приятель Крейзи, и взглянув на часы, провозгласил, что опаздываю на дискотеку в кафе Киев. Мое сообщение было воспринято с энтузиазмом: все присутствующие моментально осознали, что и они опаздывает ровно туда же, и нестройной гурьбой мы поскакали в кафе, благо оно располагалось кварталом ниже. Со мной было человек 6 – Зуев, Вадик Козицкий, Люсик, Крейзи, Долгопят, еще приятель Долгопята, не помню его имени. Мы ввалились в сияющий зал кафе, и Женька тут же махнул мне рукой в сторону столика, стоявшего в углу около эстрады. Гремела Ain’t Nobody But Me из Супертрэмповского «Кризиса» - на такой громкости, что когда я попытался что-то сказать Вадику Козицкому, пристроившемуся на ступеньках эстрады, я не услышал собственного голоса. Шумков, полноватый молодой человек, был уже навеселе, радостно меня приветствовал, а Алексей, таинственно поблескивая темными очками, по обыкновению улыбался своей сладкой улыбочкой, и разливал вино. Я вскоре потерял из виду персонажей из увязавшейся за мной компании, увлекшись болтовней с Алексеем и Сашей; возможно, их всех выпроводили служащие, что меня совсем не взволновало. В той странной компании, довольно пестрой, состоявшей по большей части из друзей чьих-то друзей, полуравнодушные отношения были нормой – отчасти это продлевало существование самой компании, по сути разнодворовой и случайной. Зал сверкал люстрами, лысинами, металлическими отблесками на приборах, полнился гулом голосов, Клинов вовсю конферансил , приглашая публику к танцам, и вскоре дело дошло до кульминации –парочки чинно танцевали между столиков под Муди Блюз, официантки шипели на танцующих, лавируя с подносами, а народ отрывался в меру своих понятий о развлечении, то есть попросту громко говорил и смеялся. Мы самокритично отнесли такое унылое веселье на свой счет, и стали думать, что бы предпринять для оживления мероприятия, и тут же, за столом, выработали некий план, который пьяный Шумков гордо назвал «сценарием». Итак, сценарий заключался в следующем : отныне дискотека делилась на два отделения. Первое мы условно назвали «интеллектульным» : публика слушает и ест, а мы рассказываем о каком-нибудь альбоме, желательно с нетанцевальной музыкой, или рассказываем о какой-нибудь группе, если имеются хотя бы 2 диска этой группы. Второе отделение отводилось строго под танцы – никаких случайных номеров, только проверенные хиты, в отдельных же случаях, с особо неподвижной публикой, решено было усилить пропагандистскую работу в микрофон. Излишне говорить, что эта модель работала только первое время, позже, по мере вхождения во вкус мы уже запускали в танцевальной программе все, что подворачивалось под руку, но самое главное, мы усвоили непреложную истину, как можно было расшевелить малоподвижных советских гуляк – нужно было просто отрываться самим, и здесь нас ждал успех. Расскажу о двух запомнившихся вечерах в Киеве и Копыте, - начнем с последнего.

Подкова на счастье

За пару часов до начала дискотек в Копыте на улицу около входа выставлялась колонка, чтобы звучание рок-музыки стимулировало народ к решению провести вечер в ресторане с «культурной программой». Билет на дискотеку стоил 5 рублей, в программу входил ещё и комплексный ужин. За выпивку платили отдельно. Входящие посетители тут же обеспечивались столиком, что многих приятно удивляло. Тот памятный вечер – кажется, это была суббота, начался как обычно. Народ расселся, и принялся за еду. В «интеллектуальной» части программы на очереди был альбом King Crimson “Larks Tongues In Aspic”. Шумков тихим голосом пробормотал в микрофон краткий спич о Кинг Кримсон, набор общих фраз о творчестве, оригинальности, поиске, и поставил первую сторону пластинки. Диск был изрядно запилен, но в рабочем состоянии, как тогда говорили, и забавно было наблюдать приодетых работяг с женами, уткнувшихся в свои тарелки под соус для ушей от Фриппа и Ко. Вторая сторона пластинки тоже прозвучала полностью, как и первая – но было заметно, что под Talking Drum на многих столах уже появились спиртные напитки. Я вдруг отвлекся от очевидных сюрреалистических метафор вечера, и стал размышлять о названии кафе. Меня заинтересовал вопрос по поводу нашего уральского Гомера: на какой возраст были рассчитаны его сказы, вернее даже, кого он видел в своих преданных читателях, для кого в первую очередь писал? Для детской прозы тексты Бажова явно тяжеловаты, и не очень увлекательны, чтоб не сказать скушны. К тому же детям не осилить мистический эротизм доброго сказочника. В конце концов я пришел к выводу, что сказы были адресованы не столько детям, сколько их отцам - уральским промышленникам и заводчикам; повсюду пестрят спрятанные несметные богатства, хранимые таинственными красавицами, которые тревожат воображение своими превращениями и испытаниями,- это и есть инфантильные уральские мифы, вполне подходящие для развлечения тогдашней деловой публики в часы досуга. Покончив таким образом с предназначением текстов Бажова, я расхохотался какой-то шутке Клинова, плеснул себе ещё вина, и мое внимание вернулось в зал. Публика с легкостью выдержала не самый комфортный в мире музон под свой субботний ужин, расслабилась, закурила, и вот уже наступил час танцев. Мы обычно действовали так : запускали диск, и если народ продолжал рассиживатся, сами все вчетвером принимались танцевать, что срабатывало на ура: к нам почти сразу присоединялись молодые парочки студенческого вида, выпендривающися стильные ухажеры тянули за руки своих не сильно упирающихся пассий, с воплями выходила непременная группка размалеванных удалых бабенок, и начинался ритуал веселья, плавно переходящий в пьяный бардак, что и было нашей максимальной целью. Предполагалось, что наши гуляки наутро прохрипят в телефонную трубку своим друзьям, как они, гуляки, давеча славно оторвались в Копыте, и их друзья примчатся к нам на огонек следующим вечером. Возможно, так все и происходило, кто знает…
Итак, Шумков вернулся к нам за особый столик и доложил, что он сказал в микрофон про Talking Drum, что там потрясающая партия педали. Мы проигнорировали его никчемные признания и ему было велено начинать танцпрограмму с Липких Пальцев. Но вместо этого Шумков завел Soul Sacrifice из первого альбома Сантаны - естественно, никто ни пошевелился. Я выскочил на эстраду и станцевал весь номер, включая соло на ударных, которое я небезуспешно изобразил ногами. Но вместо того, чтобы присоединиться к моему веселью, публика только глазела, и по окончании номера разразилась аплодисментами. Сразу же зазвучал Brown Sugar, и Клинов с Алексеем вышли танцевать. Клинов, вероятно, где-то учился танцам, поскольку танцевал он отменно, встряхивая головой и разворачивая ноги движениями бедер – много позже я увидел эти движения у Элвиса Пресли. Народ повскакал с мест и началась вакханалия. «Собака женского пола!» - орал глупости Шумков, и взревела на полную громкость знаменитая Bitch, завизжали бабы, вышли в круг суровые поддатые мужики, где-то на дальних столиках зазвенело стекло, промчалась администратор, рассекая танцующих, послышались крики, ругань, а вблизи нас крутили задницами напомаженные дамочки средних лет с нарочито безразличными лицами и жадными глазками. Мы уже сидели за столиком, и отдуваясь, попивали морс из граненых стаканов. К нам подсела высокая худощавая дама лет 30, из породы вечных подруг кого угодно, и хриплым голосом пыталась выведать репертуар программы. Алексей наконец привлек ее внимание к какой-то компании студентов, и она оставила нас в покое, но тут же подошел набравшийся пожилой пролетарий и томно произнес:»ребята, поставьте песню.» На неоднократно заданный вопрос, какую, он всякий раз отвечал «просто песню», чем веселил нас некоторое время, пока его не увел менее пьяный приятель. «Вероятно, он хотел песню про зайцев» - предположил я,- а тебя, Шумков, принял за Сеню.» Шумков протестовал не очень убедительно, так как уже достиг состояния Сени, что с ним случалось довольно быстро, и меня это слегка огорчало – Шумков мне был симпатичен, он смотрелся самым интеллигентным из всей нашей компании – по крайней мере, когда был трезв. Мы развалились на стульях и смотрели, как несколько человек танцуют под Who Do You Love в исполнении the Doors. У меня вдруг закрутилась в голове тема Larks Tongues In Aspic part 2, и я подумал, как Леонардо мог прославиться только одной Джокондой, так и Стравинский мог оставить после себя только Весну Священную. Я представил процессию музыкантов, одетых как странствующие пилигримы, и среди них Фриппа в виде юродивого, целующего икону с изображением Стравинского. Это меня рассмешило. «Но ведь Стравинского чаще сравнивают с Пикассо, чем с кем- либо из композиторов» - думал я. «Интересно, писал ли Пикассо портрет Стравинского? « - бросил я вопрос задумчивым тоном, - и не дожидаясь ответа, продолжил – « хорошо бы это был портрет с гитарой, найденный где-нибудь на захламленном чердаке. Писал же Пикассо девушку с гитарой, так и Стравинского мог изобразить с гитарой, вот была бы находка, как ты думаешь, Саша?» Алексей кисло усмехнулся, Клинов вздохнул, выдохнул и осклабился.Они уже привыкли к моей манере время от времени говорить не по делу. Шумков поморщился: - « Не люблю я твоего Пикассо, кубизм этот угловатый. Вот Дали я люблю.» «Серьезно?» - вступил Клинов. .Шумков вытаращил глаза, собираясь ответить, но Клинов опередил его: -«Что ты мычишь? лучше покажи в танце, как тебе Дали нравится», – и провозгласил в своем обычном зазывальном стиле : - Шумков показывает пантомиму «любовь комсомольца к Дали». Леша, музыку!». Мы с Алексеем вяло изобразили смех. Шумков махнул рукой, скривился –«да отстаньте вы».
Вечеринка понемногу входила в завершающую фазу. Вдали от нас, у входных дверей, слышались голоса, особенно хорошо доносился дискант администраторши, требующей уплаты за разбитое стекло у какого-то бедолаги, которого держали за руки двое людей в грязных белых халатах, видимо, повара. Отчетливо послышалось « вызовем милицию». Раскачиваясь на стуле, я пропел “ you don’t know what’s going on, you’ve been away for far too long», и подошел к эстраде с намерением пересчитать пластинки – что было далеко не лишним делом. Все на месте, можно расслабиться. Оглянувшись в зал, я увидел что танцы кончились. Клинов ел виноград, сплевывая косточки на пол, Шумков заснул на стуле, свесив голову на грудь. Алексей запустил любимую вещь Шумкова из нашего репертуара : это была вещичка Супертрэмп под названием «A Soupbox Opera». Студенческая парочка танцевала в обнимку, как тогда было принято, медленно покачивались в мигающем свете жалких цветных юпитеров. Кабак тем временем почти опустел, оставались лишь самые стойкие –надо ли говорить, это были две женских компании. Вдали я заметил ту пристававшую к нам высокую шалаву, одиноко сидящую за столиком с бокалом и сигаретой. Оо, in the mood, это хорошо, славная мелодия. Я показал на нее Клинову кивком головы: - « смотри, вон девушка в лирическом тумане». Женя был краток: -«не дождется». Финальная сцена: мы втроем, уже без Шумкова, танцуем в облаках сигаретного дыма , звучит на всю мощь Jumpin Jack Flash – и чуть поодаль от нас мрачно вихляются четверо девиц, лица которых стерлись из моей памяти уже в тот же вечер. Уходя, я заметил прибитую подкову над входной дверью, и всю дорогу в такси тщетно пытался вспомнить смысл этого суеверия о счастье.

Вакханалия в Киеве

«Копыто – чмо, главное – Киев» - говорил мне Женька, и никогда не доверял диджейство в «Киеве» ни Алексею, ни тем более Шумкову, с которым Клинов нередко говорил покровительственным тоном, маскируя свое раздражение легкой досадой и доброй иронией. (Шумкова держали главным по неуважаемому Клиновым «Копыту».) Административные вопросы в «Киеве»были на Алексее, он же и занимался нехитрой бухгалтерией нашего альянса. Первая часть программы в «Киеве» была короткой, дабы не утомлять посетителей, но зато танцевально-развлекательная часть расширена, если сравнивать с Копытом, где устраивать слишком долгие танцульки нам не рекомендовалось, да и не приходилось, – «копытная» публика нажиралась не в пример быстрее, чем «киевская». «Киевляне» любили посидеть с толком, неторопливо, с обязательным графинчиком, в изобилии блюд и собственной болтовни, смакуя атмосферу вечера, и чувствуя себя респектабельными людьми , чему немало способствовали и цены в этом кафе, и советской пышности антураж, смесь театрального буфета с гостиничным номером. Клинов, сидя на возвышении эстрады, поставил фанфарное вступление Кифа Хартли, и как обычно, приветствовал дорогих гостей. В нестройном гомоне голосов зазвучала Dawn Is A Feeling с первого альбома Муди Блюз, расфранченный народ с любопытством разглядывал соседей по столикам, звякали вилки, официантки стояли у колонн и ловили взгляды тех, кто уже доедал свои салаты. Мы с Шумковым и Алексеем сидели за нашим столиком у края эстрады, потягивая сухое вино, время от времени перебрасываясь репликами по сиюминутным поводам. Продолжение последовало в виде песни War Child с одноименного альбома Jethro Tull, затем заиграла Hair Of The Dog Назарета, номер, который, как правило, заводил толпу. Вышли две парочки, слегка подергались, со смехом вернулись к столам. Вечер развивался в обычном формате, ничего вроде бы не предвещало ни криков «дичь!», ни бурь стаканных, но внезапно Клинов решил разнообразить танцевальный репертуар многострадальным Larks Tongues In Aspic. « А сейчас, - воскликнул он в микрофон, - танцуют все! Звучит музыка биоритмов!» - и поставил Easy Money. Это возымело неожиднное действие на компанию ветеранов Великой Отечественной войны. Вышли четыре слегка выпивших старика, при параде, со всем изобилием медалей, и начали рубиться под Легкие деньги. Сначала с ближайших к танцующим столиков раздались аплодисменты, одобрительные возгласы, но вскоре ветеранский почин был поддержан основной массой пирующих. Очень быстро крохотный пятачок для танцев перед эстрадой заполнился впритирку, а народ, не успевший протиснуться на площадку, стал танцевать между столиков. Я хохотал. Клинов в восторге спрыгнул в толпу и показывал свои фирменные па, Алексей тоже попытался потанцевать, но его оттолкнула обратно к столику разъяренная дюжая официантка с подносом горячих блюд. Песня Кримзонов, запущенная на дикую громкость, доиграла до конца под овацию зала. Поистине страшный эффект произвели вещи с Hell Джеймса Брауна, тут уж я спровоцировал нескольких девиц присоединиться к танцевальному угару. Меня тогда отличала весьма развязная манера танцевать, что почему-то страшно бесило обслуживающий персонал. Вероятно, им казалось, что такие типы как я, своими дикими, разболтанными движениями порочат славное имя их заведения. «Тебе же сказали так не танцевать! – услышал я за своей спиной злобную реплику одной из официанток, которой мы все, и я в частности, активно не нравились. «То ли ещё будет! – с улыбкой отвечал я, обернувшись, но официантка уже уворачивалась от стула, шумно опрокинутого внезапно вставшим дородным господином в светлом костюме,- воздев руку с бокалом, он декламировал стишок Хайяма, явно пытаясь пробудить интерес у своей спутницы, меланхоличного вида красивой семитки в красном прикиде. Нарастал общий шум, в сутолоке у эстрады кто-то знакомился, кто-то слегка скандалил, и в этой милейшей обстановке Клинов завел For Your Life группы Лед Зеппелин. Теперь уже танцевали пракически все, на тех местах, где их застала музыка; Клинов, повернувшись в танце ко мне, воскликнул «Вещь – вилы!» Я краем глаза увидел, что злобная официантка привела администратора, пожилого лощеного мужика с аккуратными усиками и равнодушными рыбьими глазами. Когда мы с Клиновым пробрались к своему столику, администратор заведения уже был там, и что-то оживленно втолковывал Алексею, кивавшему с рассеянной улыбкой. Завидев нас, администратор поспешил исчезнуть, а мы поинтересовались у Алексея, чего он хотел. Ответ Алексея потонул в бабском визге, но Клинов, похоже, все расслышал. «Время ещё есть, поди, передай ему, мы сейчас народ успокоим!» - заверил Алексея Клинов, и забрался на эстраду. Меня окликнул мой знакомый, и я присел к нему за столик на некоторое время. Разговаривали мы недолго, поскольку рядом раздался взрыв смеха, и следом неимоверный грохот, будто кто-то методично ломал стену. Крики и аплодисменты на какое-то время показались мне одним слитным гулом, словно усиленный до предела шум раковины, прижатой к уху. Я выглянул из-за колонны и увидел Клинова, сидящим за барабанами, и аккомпанирующему Bright Lights, Big City Хендрикса. Вокруг барабанов отплясывала красивая семитка в красном, изящно воздевая руки, за ней увивался какой-то усатый в синем костюме, наконец песня закончилась, все захлопали, и тут же раздался характерный треск – одна из официанток уронила поднос с напитками. «Развели тут дискотеки всякие, а мы не можем нормально клиентов обслуживать из-за вас! – заходилась в гневе официантка, здоровенного вида крашеная блондинка. Мы дружно захохотали, а Клинов заметил сверху – «под ноги смотреть надо!» Та обернулась к Клинову с перекошенной рожей: - «Так, все! Сворачивайте свой балаган, щас Вячеслав Семеныча позову!» - и она удалилась в служебный коридор с воплем -«Вячеслав Семенович!» Мне стало как-то кисло во рту, и я сказал Клинову :» Слушай, я наверно, пойду. Хорош на сегодня, звони мне в среду вечерком, как обычно.» - «Я позвоню тебе раньше, во вторник.- отвечал Клинов, - в среду мы едем в Ревду, тут Алексей договорился с их Домом Культуры.» « Ладно, там видно будет» - «Давай, ты нужен, мы на тебя рассчитываем « - отвечал Клинов с эстрады, и мы попрощались. Выйдя на улицу, я с удовольствием глотнул свежий воздух, сплюнул и двинулся через дорогу, по направлению к дому. Было уже темновато, и сыро – видимо, прошел дождь, пока мы трудились на благо общества в душном кафе. Перед тем, как свернуть за угол, я оглянулся на мгновенье: кремовые занавески в желтом свете, кривая неоновая вывеска «кафе Киев», преломляющаяся в луже и на крыше темной волги с зеленым огоньком, куда с трудом усаживались пьяненькие ветераны.

Визит в Ревду

Мне до сих пор как-то неловко вспоминать эту поездку, что ради каких-то жалких копеек пришлось опуститься на такое дно, как Ревда. Совершенно идиотская эта затея принадлежала Алексею, фарцующему комсомольцу со сладкой улыбочкой профессионального жулика. Ревда, этот бледный изумруд в уральской короне, являла из себя мелкий рабочий городишко и находилась где-то в часе езды на электричке от Свердловска. Добрались без приключений. Дом Культуры, концертный зал. Желающих попасть на дискотеку оказалось не так мало, что нас порадовало – вероятно, активная часть населения Ревды отреагировала на слово «дискотека». Кажется, висела афиша, или простое объявление, не помню. Зал был стандартным – куча рядов, даже балкон, и огромная сцена с висящим над ней киноэкраном. Народу было человек 300-400, и только молодежь - все заняли места в первых рядах. Алексей, впервые допущенный вести всю программу, начал зануднейшую лекцию про группу Локомотив ГТ, но я отметил, что он полностью в теме. Алексей сыпал названиями альбомов Локомотива, рассказывал о разных этапах их творческого пути, ставил разную музыку в исполнении этой команды – в общем, истратил на Локомотив ГТ минут 40. Клинов выразительно показал ему на часы, и тут Алексей завел болтовню о «западной музыке», и как-то не живо, словно читал доклад. Помню, он поставил песню Назарет Changing Times. Смешно, но это правда – весь зал сидел как вкопанный, и затаив дыхание, внимал этой песне, будто это была невесть какая сенсация. Мне стало смешно и стыдно.«Что за ерунда, когда начнем акцию? – спросил я у Клинова. Тот равнодушно пожал плечами. Я вышел в коридор и прошел в фойе, где заказал себе стакан апельсинового сока в заплеванном буфете. Вскоре аппаратуру переместили в это фойе, и начались танцы. Алексею понравилась роль ведущего, он вошел во вкус: отпускал шуточки, подбадривал толпу, объявлял разную музыку в микрофон, ставил диски. Он выразил мне восторг по поводу некой девицы в бриджах, танцевавшей нарочито манерно; я отвечал, что конечно, я обратил на нее внимание, и мне она совершенно не понравилась, хотя мне ее жаль. Какие-то секунды физиономия Алексея выражала полное недоумение, но он моментально расплылся в своей привычной заговорщицкой улыбочке, которая как бы говорила :»ну конечно, старик, о чем речь, я прекрасно понимаю, куда ты клонишь». Я откровенно скучал. Шумков ухитрился не напиться, и постоянно болтал с разными случайными людьми, которые подходили к нашему столу с вертаком, а вот Клинов куда-то подевался. Позже я увидел его, разговаривающим с каким-то чином из Дома Культуры. Танцы кончились, и нам надо было собираться. Посчитали деньги – набралась вроде бы приличная сумма, но Клинов был недоволен – администрация запросила больше, чем ожидалось. Алексей с Клиновым что-то долго выясняли, подсчитывая свои барыши. Тем временем возникли другие трудности: - потерялся важный для нас микрофонный кабель, все бросились его искать, но когда стало ясно, что шнур скорее всего, украли, прошло уже довольно много времени. Я не принимал участия в поисках, просто ставил для себя The Doors – Strange Days , и пытался один вальсировать в пустом фойе, словно студент из феллиниевской массовки. Потом мы зачем-то сидели с местной администрацией и ставили им альбом Demons And Wizards, приводивший их в восторг. Послали Шумкова ловить машину до железнодорожной станции, но тот ничего не поймал. Нам помогли люди из администрации этого ДК – они вызывали для нас милицию, чтобы та доставила нас на станцию. Приехал милицейский фургон, так называемый автозак, и мы погрузились туда со своей аппаратурой и дисками –причем мне нашлось место в отделении для заключенных. Сели на поезд, и ехали, кажется, целую вечность в абсолютно пустой электричке. Вдобавок ко всему я увидел НЛО в ночном небе. НЛО имело форму волана, и передвигалось среди звезд замечательными рывками – то летело ровно, как самолет, то вдруг с дикой скоростью принималось выписывать по небу хаотические фигуры. Все трое моих компаньонов дружно спали, а я метался от окна к окну, наблюдая за НЛО, так как оно смещалось по разные стороны нашего поезда. Мне окончательно надоело мое НЛО, когда мы уже подъезжали к городу. Я взял такси до дома, доехал за три минуты по пустой дороге, и завалился домой. На часах было полпятого утра. Стал пересчитывать пластинки , и о, дьявол! – одной не было, ее, вероятно, утащили с нашего импровизированного диджейского стола. Я вспомнил момент, когда у стола возникла небольшая давка, и мы следили, чтобы не опрокинулся вертак. Диск был мной арендован на этот вечер, это был The Dark Side Of The Moon. На другой день я, разумеется, сообщил Клинову о пропаже, выслушал его искренние сочувствия и довольно никчемные советы, влекущие тяжкую суету, и что самое неприятное, еще и поездку в эту долбаную Ревду. Нет уж, с меня хватит! – но собственно, я прекрасно понимал, что проблема с диском будет целиком моя. В те времена такое проишествие было достаточно серьезным – ведь достать такой же диск означало выложить немалые деньги. Но, кажется, я решил проблему безболезненным для себя образом - во всяком случае, я не припомню никаких осложнений с этим случаем.

Эпилог

После вышеописанных событий я как-то поостыл к зарабатыванию своих пятерок, которые задерживались у меня лишь на ночь – следущим же днем я все спускал на магнитную ленту, и поскольку денег все равно катастрофически не хватало, мне пришлось осенью того же года начать свои эксперименты с другими, более серьезными работами. С Клиновым, с которым я был знаком ещё с глубокого детства ( наши матери дружили), я встречался еще спорадически раза два-три, и всякий раз мы прощались будто бы до завтра, но эти завтра растягивались все шире и наконец полностью скрылись из вида – вероятно, окончательно. Шумкова я один раз, кажется, мельком видел издали – он сильно располнел. А вот с Алексеем я встречался лет 5 спустя после нашего дискотечного лета, в Москве. Мы случайно столкнулись с ним на главной улице Свердловска, недалеко от моего дома, и выяснилось, что он, как и я, живет на две родительских семьи – и одна из семей тоже московская, как и у меня. Вскоре я приехал в Москву, и мы встретились. Он принял меня в довольно просторной квартире, в старом доме где-то в арбатских переулках . Выглядел он погрузневшим, но вполне благополучным – все та же знакомая улыбочка не сходила с лица, он принялся вдруг расспрашивать меня о моих предках, и я не без насмешливого удовольствия наблюдал, как меняется его отношение по мере моих ответов. Я некоторое время тешился его снобизмом, но скоро мне это наскучило, и мы любезно распрощались друг с другом - навсегда.
Конечно, я заказал себе альбом Кифа Хартли Little Big Band, и заранее улыбаясь, запустил диск на своем Ротеле. НоWTF?! Никаких вступительных фанфар не было, сразу же загремела шумная композиция, которая мне никогда не нравилась. Взглянул на лист вещей – Introduction Fanfare и не предполагалось, номера попросту не было в списке. Ну что ж…Сразу вспомнилась фразочка одного интеллектула- телеэстрадника «вот такие у нас сейчас времена». 30 лет тому назад эти фанфары сидели у меня в печенках, а сейчас бы я с удовольствием прослушал эти несколько секунд из моей юности. Но это оказалось возможным разве что в воображении. Напоследок сонет Робера Десноса пристрочим в тему, ОК?
Ты входишь в лабиринт, где заблудились тени
Ты чертишь на стене узоры прошлых лет
И в странных символах вдруг оживает свет
Мечты возвышенной, и жизни, и забвения.

Я в лабиринт вхожу, где меркнет без движенья
Нить путеводная; она своих примет
Лишилась, порванная…Мне исхода нет.
И все же чудятся фанфары в отдаленье.

Ты входишь в лабиринт, и каждый шаг твой строг;
Тебе дано любой переступить порог;
В легенду уходя, становишься ты выше.

Я в лабиринт вхожу, чтобы забыть, где вход.
Путь выбран, но не я, а он меня ведет.
Фанфары прозвучат, но я их не услышу.
_________________
feel no collar
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Людовиг



Зарегистрирован: 27.02.2007
Сообщения: 2006
Откуда: Украина

СообщениеДобавлено: Вт Окт 09, 2007 8:53 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Спасибо, Григ. Байка как всегда чертовски увлекательная.

Цитата:
Для детской прозы тексты Бажова явно тяжеловаты, и не очень увлекательны, чтоб не сказать скушны.

Напрасно. Я в детстве очень любил «Хозяйку Медной горы».

Цитата:
Перечислю, что помню, из своего «дискотечного» набора тех лет: …

Крутой репертуар, не думал я, что такое в принципе возможно (Кримзон и дискотека). Но в те годы, наверное, музыка людьми по другому воспринималась.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Григ



Зарегистрирован: 24.10.2006
Сообщения: 2274
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 10, 2007 12:00 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Людовиг
Конечно, пассаж о Бажове просто отражает мой взгляд тех лет. Многое вспоминается, когда сосредоточишься на теме. Диалоги, реплики все подлинные.
_________________
feel no collar
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Alisa Kuper



Зарегистрирован: 19.04.2006
Сообщения: 714
Откуда: Екатеринбург

СообщениеДобавлено: Сб Ноя 10, 2007 9:58 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Цитата:
Некоторый контраст по отношению к элитарному «Киеву» составляло кафе, ставшее второй жертвой наших дискотечных опытов – оно носило сугубо местное название «Серебряное Копытце», и также находилось в центре, но не самом пиковом – на углу улиц Восточной и Малышева. Это был типичный современный кабак для разночинного люда, студентов и семейных пар, преимущественно из рабочего класса. Внушительных размеров длинный зал, большая танцплощадка, столики, стоявшие в два ряда вдоль прохода, довольно широкого, где обычно танцевали в позднее время. Эстрада была побольше, чем в «Киеве», пол мраморный, низкий потолок с обязательным блестящим шаром, видавшие виды массивные прожектора по углам, с разноцветными стеклами – все атрибуции демократичного заведения той эпохи. Естественно, никто не называл кафе Серебряным Копытцем, говорили просто «Копыто» - что скорее, было куда ближе к истине.

Григ, вспомнила вчера эту байку. И не где-нибудь, а именно в бывшем "Копыте". Знаешь ли, что там теперь? Казино Villa Peurbana, средних размеров и пафосности - разумеется, для города Екатеринбурга средних. Да суть не в этом, а во вчерашней муз. программе - я впервые в жизни услышала в казино и Лестницу в небо, и Vera Флойдов, и вроде бы Прокол Харум был, да я не помню точно всего что там было - но в общем подбор был весьма качественный для такого заведения. Обычно-то Кристин Агилер гоняют, да, не к ночи будь помянута, девицу, которую надо любить по-французски. В общем хотелось сказать большое человеческое спаибо челу, ответственному за музыку. Я даже подумала, не осталась ли в этом заведении, скажем так, генетическая память о том как вы зажигали? Smile
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Григ



Зарегистрирован: 24.10.2006
Сообщения: 2274
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Ноя 10, 2007 11:07 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Alisa Kuper
Вот как, интересно! действительно, ведь сплошной неформат для казино! Спасибо за весточку из родных мест!
А какими судьбами в казино попали? Кстати, Smoke On The Water не звучало? Smile
_________________
feel no collar
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Alisa Kuper



Зарегистрирован: 19.04.2006
Сообщения: 714
Откуда: Екатеринбург

СообщениеДобавлено: Вс Ноя 11, 2007 6:59 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Григ, не смогла вспомнить, был ли Smoke On The Water. Зато вспомнила, что была хипповская Lady In Black, во! Оно и понятно, все-таки музыка в казино должна быть приятной, мелодичной и расслабляющей. В среднестатистическом понимании Smile Дым над Водой точно не в формате - немного агрессивно. Как сказала бы выдющихся форм тетка из советского фильма "Афоня": Это энергичный танец! Very Happy Казино ведь известно как устроены - нигде в мире в них вы не найдете окон и часов (чтоб клиент не помнил, что уже утро, и пора бы в кроватку или на работу), края столов и стулья - мякгие, удобные, музыка не должна вызывать слишком бурных эмоций. Представьте, что будет, если зарядить Anarchy In The UK - клиент, чего доброго, решит, что недурно бы выплеснуть кружку пива в лицо крупье да и разнести тут все к чертовой бабушке, заодно прихватив фишки со стола. В общем, нельзя его слишком нервировать, пусть себе просаживает потихонечку, а мы ему супчик бесплатный, кофе, коньячку кружечку... Отсюда и обычная муз. программа - в лучшем случае это ненапрягающий джазец, Армстронг вот хорошо идет, или непонятная какая-то музыка, неизвестно кем написанная специально для косметических салонов и массажных кабинетов. Навскидку - альбом Фриппа/Ино Evening Star подошел бы, надо присоветовать знакомым менеджерам Smile А в худшем случае это Русское Радио какое-нибудь, слышала и такое.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Григ



Зарегистрирован: 24.10.2006
Сообщения: 2274
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 12, 2007 12:24 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Alisa Kuper
Smile
Я поясню свой вопрос о Smoke On The Water. В первом варианте песни были такие слова: It burned down the casino( начало второго куплета). На фотографии той самой салфетки с первоначальным текстом casino зачеркнуто и сверху написано: gambling house. Ну а фото горящего казино вы наверное, видели. Так что я просто пошутил таким образом. Ну да неважно. Не увлекайтесь казино, а то втянетесь, чего доброго... Wink
_________________
feel no collar


Последний раз редактировалось: Григ (Чт Ноя 15, 2007 3:42 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение  
Показать сообщения:   
Этот форум закрыт, вы не можете писать новые сообщения и редактировать старые.   Эта тема закрыта, вы не можете писать ответы и редактировать сообщения.    Список форумов www.rockisland.ru -> репетиционная Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5  След.
Страница 4 из 5

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах

Ad:



Powered by phpBB