Интервью с Кеном Шарпом: Часть пятая

Small Faces Часть пятая — в студии

перевод сrow

в студии

Кен Шарп: Можете рассказать о том, как так сильно группа изменилась при переходе с Decca на Immediate? Вы были рады новшествам и экспериментам, которые позволяло дополнительное студийное время?

Йан МакЛэган: Ну, как Ронни сказал в интервью Кенту Бенжамину: «…у нас было столько студии, сколько хотелось», как будто студия была чем-то, что можно передавать из рук в руки… «…вот вам немного студии…». Но у нас были свободные отношения с Эндрю. В конце концов, то есть он воровал у нас, но он давал нам погружать свои мысли в студии. Арден говорил нам быть тут, а потом там, т.е. черт с ним – три дня, и альбом должен быть закончен.

Кен Шарп: Вы предпочитали работать в студии больше, чем выступать?

Йан МакЛэган: Нет, но нам открылась другая сторона нас, которой не было возможности узнать раньше, и нам хотелось узнать о ней побольше, и это доставляло много веселья. Но конечно, Арден давил на нас, давил и давил, как настоящий классический менеджер. В то время как Олдэм вел себя не так, он был парнем в кафтане с косяком, он считал себя одним из Mamas and Papas из Сан-Франциско, что меня совершенно не интересовало. Но было клево, что он дал нам комнату. Но он не стремился вывозить нас в туры, так что мы стали играть меньше, стали меньше группой, больше студийной группой, и это было позором, понимаете?

Кен Шарп: Чем обеспечивал вас Эндрю в качестве продюсера?

Йан МакЛэган: Травой. Нет, мы никогда не давали ему соваться в студию. Никого из них, блин, нет, только мы вчетвером. Тогда бы было полное дерьмо – у него не было никакого представления о том, что нужно делать! Оркестр Эндрю Олдэма – вы когда-нибудь это слышали? Он был при своем кафтане и косяке. Он не обеспечивал нас никакими аранжировками, он не знал как спродюсировать чертов бумажный пакет.

Стив Марриотт: Мне нравились способности Эндрю – нам всем нравились, мы считали его очень способным. Он был очень стильным. Он хотел, чтобы мы работали со всеми их артистами – продюсировали их, сочиняли для них, все эти фишки. Так что, хотя бы мы были вместе с этим (с Immediate). Нами пользовались, но я не виню за это Эндрю. Он был очень милым человеком, правда. У него были свои пунктики, но у кого их не было. Мне кажется, Тони Колдер управлял компанией – он и нехилая компания тасманских счетоводов. Слишком много счетов. И Тони Колдер практически заведовал всем – не думаю, что Эндрю смыслил в происходящем, он знал, что ему нужно, но и только. Не уверен, что ему действительно хотелось знать. Даже может прятался от этого. Тогда все пытались быть лидерами – гляди! Человек за бортом.
Immediate свернулась. Эндрю сообщил мне об этом за месяц, спасибо и на этом. Он сказал: «Вали отсюда сейчас. Всё завершается. Я вычеркну тебя из контракта». Я не поверил в это тогда, но спустя месяц это и вправду случилось. Эндрю презирал всё это. С того момента, когда все эти бухгалтеры заняли здесь места, его мечта создать маленькую дрянную фирмочку звукозаписи, как он любил выражаться, разрушилась. Она становилась всё больше. И тогда же вырвалась из его рук. Неожиданно она стала огромной компанией, но у него не было сил управлять её, как Крис Блэквелл управлялся со своей.

  • facebook Рекомендовать на Facebook
  • twitter Поделиться в твиттере
  • vkontakte Поделиться в контакте
  • rss Подписаться на комментарии
  • bookmark Добавить закладку в браузер

Оставить комментарий


Клуб любителей британского рока - rockisland